April 3rd, 2009

Он не пишет своих, но чужие ее отчаянно веселят. Она их складывает в башку себе, словно цацки. Он

Она не пишет своих, но чужие ее отчаянно веселят.

Она их складывает в башку себе, словно цацки.

Она и сама ходит где-то, куда Макар не гонял телят,

И кровь ее не раствор печали, а, собственно, дистиллят.

Но писать стихи - это как-то не по-пацански.

Она как теплый циклон, продуцирует свет и тишь.

В детстве все от ее спокойствия сатанели.

Ей легче сидеть в горах и курить гашиш,

Ведь когда Бог видит, что ты спешишь -

Твой состав встает посреди тоннеля

И стоит как врытый, как населенный железный гроб.

Не видать, мол, сегодня ни бухгалтерии, ни бабла нам.

Вот поэтому она сидит у себя внутри, как большой микроб,

Потребляет китайский чай, курит всякий смешной укроп.....