January 16th, 2013

А было же время, когда у нее торчали ключицы, Ей страшно хотелось за кем-нибудь волочиться, Садиться

А было же время, когда у нее торчали ключицы,

Ей страшно хотелось за кем-нибудь волочиться,

Садиться в ногах и, забывшись, писать стихи…

[особенно ей удались три-четыре строки...]

И позже, когда я их считывала с экрана,

Я верила в то, что поэзия многогранна,

Послушны шары, если верно направлен кий…

Теперь она носит собачку. Совсем не пишет.

Болтает о моде и вкусной здоровой пище.

И смотрится дорого. Гладко. Без бла-бла-бла.

А я вспоминаю ее подростковый почерк,

И вижу ключицы, торчащие между строчек.

И мне хорошо оттого, что она была.