September 18th, 2013

все отболело, что могло болеть. и все-таки болит. но что? не знаю... я эту истину разлукой проверяю

все отболело, что могло болеть.
и все-таки болит. но что? не знаю...
я эту истину разлукой проверяю
меняю приближение на плеть
пеняю расстояниям за даль
смотрю с утра в чужие мониторы
и трачу вечера на разговоры
и горький до бесчуствия миндаль

все отболело, что могло болеть.
но все-таки пружинка соскочила
внутри смятенье, груды тьмы и ила
и все, что я когда то так любила
окажется не более, чем медь...
медь рыжины на пряди в ее челке
медь мелочи в старинном кошельке
медь водорослей выросших в реке
и остающихся лишь тиною в руке
когда рукой проводишь ты по шелку.

все отболело, что могло болеть
все что дрожало, плакало, звенело
все вдруг так дернулось, сломалось, опустело
и отпустило голову и тело
и стало как-то нечему гореть.
погасло, вылилось... паскудней нет финала,
чем разочарованья торжество:
в пустом углу пылится божество,
струившее и жар, и волшебство,
теперь же в нем и сил, и проку мало.

все отболело, что могло болеть.