September 21st, 2013

а вокруг все носят кеды и сапоги, говорят, что отлично разбираются в диетах, а ты молчишь и тебе к с

а вокруг все носят кеды и сапоги, говорят, что отлично разбираются в диетах, а ты молчишь и тебе к сожалению не с руки, честно сказать, что ты в общем плевал на это. что тебя в последнюю очередь волнует твой лишний вес, твой голодный взгляд и их правое межреберье. у тебя во рту четыре тысячи слов начинающихся на р и с и нуждающихся в приюте на белом листе до наступления воскресенья.

а вокруг все носят юбки да посмешней, свитера в полосочку и сережки, но все что тебе важно это вновь до утра написать о ней все, что ты думаешь, впечатывая это в симаджиковое окошко. все что тебе важно - это от наступления волешбства вроде снежных туманов и бесконечных свадеб до их описания тратить меньше, чем года два и все-таки научиться и описать их. упираешься в нёбо взволнованным языком, сглатываешь комок, опьяняешь себя истомой и снова довольствуешься одним телефонным звонком в сутки. и эти сутки проводишь дома.

пока вокруг все оголтело радуются весне, требуют себе тюльпанов, открыток, нежности, ты вобщем то только и делаешь, что думаешь обо мне, хотя и не видишь в этом особой ценности. я же, как было замечено некогда, препарирую свой невроз, без наркоза вскрывая все до чего дотянется скальпель...

на подоконнике запыленный кувшин одурел от тяжести наших роз, а под ним спят два паспорта и наша путевка в Альпы.