June 10th, 2014

а ей уже не хочется думать. эти мысли гроздьями висят, переполненным выменем, его с похмелья по ошиб

а ей уже не хочется думать. эти мысли гроздьями висят,
переполненным выменем, его с похмелья по ошибке именем ,
застираем. выкинем. скомкаем. помянем.

а она фильмы смотрит с печальным концом,
с мятным леденцом за щекой
и такой наступает покой
и такая на небе гладь…глядь
серо-облачная благодать….
тонкие докурены до середины
стоять. курить. сердце мять.

а она добрым утром едет маршрутно, на радио ежеминутно
ищет песенки чтоб гудели коленки
и выемка на груди дышала без тормозов
а в ней нет тормозов
это вечный не проходящий глюк,
душа подвешена на крюк
мотается на ветру флюгером

она обожает колу и ром
ром и колу, ненавидит всё «полу-…»
любит босиком по холодному полу
утром, завернувшись в простынь
закричи. бей посуду. остынь.

а она ненавидит вечер как понятие, как изъятие
здоровья у печени, безупречный блеск бокалов
отпечаток по краю алый алый
боже как ей нежности мало
пропахала бы сотню миль
нахрена такой на душе штиль
когда май

доброй ночи, доброй бессонной ночи
читает на ночь отче
укладывает позвоночник
выключает ночник
она отличник по занятиям
нелюбовью
она держит у изголовья
отключенный телефон
чтобы не дай бог не он
вооот такущий тебе поклон
за мой сладкий сон

она …она бисероплетение по тёмным грешным тонеллям
она живет акапельно и дождь по карнизам капельно
делит тоску надвое
а остальное чушь
тебе лучше не слушать

сосчитать до десяти. дышать. дышать.