December 19th, 2015

Потому что о близких самых не пишут. Их берегут. Потому что с другими никак, а с тобой мне so fuckin

Потому что о близких самых не пишут. Их берегут.

Потому что с другими никак, а с тобой мне so fucking good.

Потому что я из ребра, я твой друг, я твой брат. Не Брут.

Потому что мы - глубина, что похлеще сибирских руд.

Возводить нас в случайность – бред ли?

В судьбу – чепуха ли?

Как угрожать анонимам мачете в чате.

То адское поле взаимной правды, что мы вспахали -

Наверно, единственный полигон непорочных зачатий.

Все законы нам – блеф. В триедином действуем правиле:

Не горбить осанки, чужой судьбы и веры не горбить.

Мы торжественно выросли. Нас торжественно не поздравили.

Оскорби меня, мальчик. Расскажи мне о скорби.

Те, кто метят на наше место, на наши ниши,

Счастливы лживо, им просто скрывать пока нечего.

Мы – та лошадь, которую обнял и плакал Ницше.

Да, та правда, что нас не убила – нас покалечила.

Всё, что нам надо холодным вечером, днём промозглым –

Больше правды, огня и жажды среди клевет.

Среди тех, кто нам чешет про жизнь, про власть, а ещё про Москоу,

Я твоя чушь несусветная. Я несу свет.

Те, кто помечены раком кокард, кто продавлены как плацкарт,

Кто не видит других, хоть и млад еще для глауком -

Пусть. У нас в кошельках всемогущая MasterCard.

Так что мы в любом городе можем фыркнуть и go home.

Потому что тот, кто выбьет из рук бокал – тот и есть твой брат.

Потому что друг – это тот, кто подвёл тебя под монастырь.

Потому что хором на: «Три предмета, что взяли бы в ад?»,

Отвечаем: «Пластырь, бластер, да и псалтырь».