chygestranka (chygestranka) wrote,
chygestranka
chygestranka

Доставай перочинный нож и вскрывай же свое подреберье; на разделочной досочке сердце свое распластай

Доставай перочинный нож и вскрывай же свое подреберье;

на разделочной досочке сердце свое распластай.

И вотри бертолетову соль, и рассыпчатый черный перец,

так похожий на сажу горелых останков моста.

Мелко режь, чтоб финальный продукт был на славу поджарист;

аккуратно клади в дрессированный Вечный Огонь.

(В первый раз даже шеф-повара этих блюд облажались),

но не бойся, переворачивай и раздраконь

этот глупый кусок розоватого и сырого

человечьего мяса, умеющего стучать

на того, кто с тобой обошелся на редкость сурово -

(Ну, подумаешь, раз не ответил в контактовский чат).

Двадцать-тридцать минут, что длиной в одинокую осень,

будет более чем достаточно для еды.

Только "Разум" остался из книги прекрасной Джейн Остин,

а вторую часть - "Сердце" - дымящим снимаешь с плиты.

Хочешь, замаринуй и, наклеив на баночку ценник,

ты ходи с высоко запрокинутой головой.

Ты искал панацею? Это сердце и есть панацея.

Кто осмелится съесть его, будет навечно живой.

Знаешь, я это сердце уже подносила на блюде

и казалась таким сиротливым несчастным пажом.

А твое бы, наверное, съели голодные люди,

да вот ты не коснешься груди

перочинным ножом.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments