chygestranka (chygestranka) wrote,
chygestranka
chygestranka

я уже почти не помню как это, когда жара. когда по телу липкий пот. и спать под раскрытым окном, впи

я уже почти не помню как это, когда жара. когда по телу липкий пот. и спать под раскрытым окном, впитывая любое движение ветра над. как это, когда во сне прижимаешься к тебе спиной, закидываешь твои руки на себя как плед, заворачиваешься в них и спишь, поерзав, и поуютнее устроившись в позе влюбленной ложки. как это, когда спина ощущает твой живот и каждую точку-песчинку на нем, а твои пальцы, словно случайно задевают соски...

здесь мы мерзнем и заворачиваемся в одеяло. изнуряем себя то борщом, то работой, и отяжелевшие, одутловатые, ленивые бессильно шмыгаем под одеяло, стесняясь самих себя и друг друга. здесь за окном стылый влажный ветер, дополненный то дождем, то снегом. небо цвета рваной застиранной тряпки и ни единого листочка на деревьях. воздух пахнет бензином и чем-то неуловимо городским, цельнолитым, металлическим. у меня от этого запаха сводит живот и тошнит. на себе хочется чувствовать безразмерный свитер и гетры, а вовсе не чьи-то нервные пальцы.

я ужасно скучаю по жаре. по уютному, селящемуся внутри голоду. когда только воду и принимает нутро. максимум листик салата. бесконечный чай из твоих уютных кружек. книги, найденные где-то возле твоей кровати. заново открытый бредбери... я ужасно скучаю по той себе, которая умела бегать по утрам и целоваться взахлеб на пустынной улице. по той себе, которая познакомилась с умным и странным мальчиком и немедленно в него влюбилась, плевав на прошлое, настоящее и будущее. я скучаю по тому тебе, что смотрел на эту незнакомую еще девочку с плохо скрываемым обожанием и восторгом. еще не узнал ее тайных слабостей, еще не устал от ее капризов, еще не научился ее злить.

здесь мы стали другими. как будто перепачкались в суете мегаполиса. как будто выковали для тел и чувств прослойку из жира, отупляющего, снижающего чувствительность и чувственность. как будто забыли про то, что умеем быть легкими и летать. научились уверенно и тяжело ступать по земле. варить борщ. зарабатывать деньги. когда мальчики и девочки становятся взрослыми - это не грустно даже. это отвратительно. как пенка на молоке. как кусок масла в борще. как не знаю что. отвратительно и все.

где-то там наверняка еще живет жара. растапливающая всю эту ерунду между и смывающая с нас морской водой с высокой концентрацией соли все споры и ссоры. где-то там наверняка еще можно кутаться в твои пальцы и злиться только на бесконечно сползающие с кровати простыни. утыкаться лбом в твои ребра и шептать твое имя, как самую мощную в мире молитву. и оказываться маленькой-маленькой-маленькой. меньше кошки. меньше рыбки. меньше песчинки. и растворяться в твоем дыхании. и, наконец, спать.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments