Category: игры

Category was added automatically. Read all entries about "игры".

Вот и лето прошло! Лето, которое только вчера началось! И как будто надо снова затягивать ремни

Вот и лето прошло!
Лето, которое только вчера началось!
И как будто надо снова затягивать ремни и снова в бой, аж до нового года!
Луна свежая, надо бы написать планы, подышать, послушать чего хочется в этом году, чему поучиться, что подлечить, что почитать и усилить.
Какой отдых хочется, что хочется носить, расписать полгода по нумерологическим цифрам и посмотреть когда впахивать, а когда наполняться.
Каждый год хочется жить как-то по-умному и взрослому, добавить к столу корзинку для хлеба, красивый графин и нож для масла.
Хочется снова в режим спорта, бани и сна, мне в дисциплине жить легче.

В этом году я ввожу ежемесячную дискотеку, и объединяю своих подруг, хочу бабский коллектив, шум, гам, споры, хохот, мартини.
.
Хочется каждый год другую, немного новую жизнь.
.
С желаниями и мечтами теперь работать можно хоть каждый месяц, они прямо выползли из меня, я себе разрешила жить по-шире.

Что ни день, то дурацкий квест: было б хоть "принеси-подай", никаких тебе тёплых мест, а сплошное пр

Что ни день, то дурацкий квест: было б хоть "принеси-подай", никаких тебе тёплых мест, а сплошное про "you must die".

Я живу на пороховой бочке дёгтя, вот-вот взорвусь. Я не думаю головой и никак уже не зовусь.

Мне вчера было двадцать лет, а теперь уже двадцать два. Все боятся тут заболеть, я боюсь потерять слова.

Смотришь с фото сквозь детский смех приблизительно двадцать зим. У тебя за спиной матмех, ты уверен, неотразим.

У меня за спиной звучит оркестровый гиений клич. Протянуть бы к тебе лучи прежде, чем скуёт паралич.

Вместо кофе варить бы мет, вместо Rothmans бы дуть гашиш. Заберёт меня Бафомет, если ты вдруг не поспешишь.

Я приличная. Так нельзя. Роза алая, пустоцвет. Едет солнышко на сносях и никак не рождает свет.

Мне бы мчаться, ключи терять, никомуникогданигде, с января и до января не казаться, а быть - беде...

Обшмонали вчера менты. Говорят, что искали смысл. А нашли разгуляй-цветы да во фляге простой кумыс.

А моё к тебе не нашли. В детстве спрятано, хрен найдёшь. Это вам не лист конопли, это целый кислотный дождь.

Заберизабери с собой. Буду спать хоть на потолке. Чтобы ровно в ноль:ноль отбой, чтобы тени рука в руке.

Будет сниться Сиваш гнилой, древнерусская грусть-тоска, зарастающий аналой, прядка сизая у виска.

А в глазах биполярный лёд, а во льду сто замёрзших рыб. Потому что вокруг полёт серпантина и мишуры.

Потому что до встречи жизнь, потому что до встречи смерть. Не клянись мне и не божись, что забыть меня не суметь.

Воздух много честней воды: у него не бывает дна. Можно падать туды-сюды, голубиная глубина.

Илы в небе и ил в воде. Боже-боженька, рассмеши, поиграй же мне на дуде, подари мне клочок души.

Я хорошенькая, как монстр, приземленная, как спейсшаттл. Берег к берегу будет мост, только часики-то спешат.

Вся взаимность она взаймы. А у нас с тобой что тогда? Как обычно среди зимы: холода, мой друг, холода.

Что ни ночь, то смотреть кошмар, поворачиваясь к стене. Неудачница и клошар.

...Что ты, солнце, нашёл во мне?

Когда я уйду - тебе станет проще. Никто не разбудит тебя среди ночи. Никто не швырнет в тебя полным

Когда я уйду - тебе станет проще.
Никто не разбудит тебя среди ночи.
Никто не швырнет в тебя полным бокалом.
Никто не придет безнадежно усталым.

Никто - ни один - не признается в чувствах,
И в мире на миг станет гулко и пусто.
Никто не наденет твой галстук любимый,
Никто. Никогда. Все прошествуют мимо.

Когда я уйду - ты поймешь: было сложно,
Я мозг превращал в белый сбитень творожный.
Я пил. Я ругался. Курил сигареты.
Менял твою нежность на кокс и билеты

В кино и Париж. Уезжал. Возвращался.
Стихи посвящал. И копался в пасьянсах.
Я был нестерпим. Слово - ветер полощет.
Когда я уйду... тебе станет проще.

Ты выпьешь шампанское. Выкуришь "Кент".
Тебе обо мне каждый камень напомнит.
Ты днем будешь весел, шутя между делом.
А ночью - повесишься. Подпись: твой демон.


осень апельсинова и нелогична – с ног сбивает или уносит в небо. - я люблю тебя. а так – ничего личн

осень апельсинова и нелогична –

с ног сбивает или уносит в небо.

- я люблю тебя. а так – ничего личного.

абонент временно недоступен, у абонента нервы,

обернешься – столько в глазах тоски

цвета стодолларовых бумажек.

мегаполис болеет, чихает белой пушистой сажей,

и кто-то из незнакомцев внезапно скажет:

- знакомься, это я, а вот это ты.

мы учимся разговаривать на исконно птичьем:

мне бы прижать тебя к себе, ты так дрожишь, но страшно

под порывами ветра на самой высокой башне

болтать о личном.

и кажется, что вы полвека знакомы с этим прохожим,

что вместе играли в шахматы и давно на «ты»,

но он проходит мимо, кутаясь. все проходит – и это тоже.

мегаполис внезапно делается пристыженным и пустым.