Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Сигареты. На подоконнике пепельница. После вокзальных луж перезвон слов. Осень на ночь сегодня разд

Сигареты. На подоконнике пепельница.
После вокзальных луж перезвон слов.
Осень на ночь сегодня  разденется,
И оденется. Только в дым от моих костров…

Перестрелка глазами – без победителей.
-Мне бы в лес…
-Ой, а мне бы в морской штиль…
Упрекнуть бы в иронии небожителей,
За улыбку. За тысячу долгих миль.

Как две яхты, оторванные от пристани…
-Слушай, знаешь, нам сколько еще плыть?
- Знаешь , сколько еще не записанных истин?
-Знаю. Будут. Идешь? Я хочу курить…

И теперь он совсем иначе глядит на вокзалы.
И она по другому, от ветра за ним укрывшись…
-Иногда я смотрю получившиеся сериалы…
Иногда я смотрю, не получившиеся.

Иногда передышка – время зализывать раны.
И вокзалы и пристани скоро укроет зима.
Он привез в ее город задумчивые туманы,
А вернулся домой – увидел ее шторма.

во рту ощущается ласковый привкус яда миндаль зацвел, воскресенье бездельем нежит мой волшебный кора

во рту ощущается ласковый привкус яда
миндаль зацвел, воскресенье бездельем нежит
мой волшебный корабль отплывает куда ему надо
горизот четок, океан, разумеется, безбрежен
(останки раскрошенного в пыль рафинада
отзываются на ладонях игольчатым смехом пешек)

а шпангоут сломан и время потекло по водам
масляным пятном распылось у берега возле яхты
наш роман разыгрывался по каким-то фальшивым нотам
чтобы теперь не суметь сказать куда же уходишь моя ты
ненаглядная девочка, пахнущая смолой и йодом
(если бы не постоянное ожидание подвоха вышли бы, пожалуй, в лауреаты)

но теперь все иначе и ласковый терпкий май
отпечатался где-то в подвздошьи моей утратой
я спорил с ним, по-собачьи лаял - мол, не отнимай
но он быстренько разделил нас слепым квадратом
я молился твоим богам, карабкаясь на Синай
и все-таки мой корабль пролетел мимо берега. немояты.

заговрщицки кто-то вытянул тебя из-под, от, утянул, отнял
заговорил, запел, забаюкал в своих рассказах
и ты теперь - констатирую! - совсем далеко от меня
а я вот рисую корабль и цежу от газа
сладковатый привкус под языком. (а на днях
ты снилась мне со всеми своими лицами сразу)

ночь ласкает меня пламенем, коротким своим языком
прячется от меня под цыганской юбкой
скажи, разве и впрямь когда-то я был знаком
с тобой и беседовал о зазорном в пустых каютах?
(заливал оскомину виски и коньяком
и на песочных часах отмечал минуты)

сегодня я пуст. воскресенье не менее пусто.
прошедшее кажется диким и глупым сном
в полнолуние. губы пугает чувство,
пробуждаемое во мне именем, с которым я был знаком
пропевал его по буквовкам, выговаривал в небо с хрустом
а теперь остался с проколотым сердцем и прокушенным языком.

Ты пьешь цикорий, не терпишь сказок, не любишь плакать. Приходит время - мы едем в Прагу, рожаем доч

Ты пьешь цикорий,

не терпишь сказок,

не любишь плакать.

Приходит время -

мы едем в Прагу,

рожаем дочек,

уходим в море

на стройной яхте

и точим почерк.

Ты часто куришь,

теряешь память

и пишешь ночью.

Мы все меняем:

кто - спящих рядом,

кто - взгляд на вещи.

Не зная правду

ты хочешь выбрать,

кто здесь разумней.

Мы все застряли

на переправе,

мы все уснули

меж тем, что вечно

и быстротечно.

Ты плавишь пули

и отливаешь

из них иконки.

Смешные лица

на заднем плане

забыты быстро.

Осталось только

вернуть им вещи,

с холодным взглядом,

мечты и письма.

И что-то после

еще найдется

на дальней полке...

Ты часто платишь

за скучный праздник

двойной монетой.

Пустые траты.

Пустые жизни.

Сплошное пусто.

Иные просто

живут надеждой,

что скоро лето -

и в них не верить

не столько глупо,

насколько грустно.

я боюсь толпы, февралей и чисел. в этом есть фатальное. иногда Город тих, спокоен и независим, непод

я боюсь толпы, февралей и чисел. в этом есть фатальное.

иногда Город тих, спокоен и независим, неподвластный рельсам и поездам. я в него пешком босиком вдоль улиц по твоим следам прохожу насквозь. предвкушая, чувствуя и волнуясь. разрезая шагом земную ось.

так влечёт асфальт поднебесьем в лужах, корабли и яхты выходят в шторм. я иду туда, где сегодня нужно оказаться просто с тобой вдвоём. и чем ближе суть, тем сильней преграды, тем весомей слово и крепче нить. и остался шаг, чтоб увидеть правду, для чего мы обе остались жить.

и уже совсем неважны границы. я земных условностей не боюсь.

но скажи.. зачем мне всё время снится, что вхожу в Твой Город и остаюсь?..

...и время пить, и время подбирать слова, и не разочаровываться в чуде, и говорить, мол, ты была пра

...и время пить, и время подбирать слова, и не разочаровываться в чуде, и говорить, мол, ты была права - мы все там будем...

а что жалеть? а что судить иных? когда и нас - осудят, пожалеют, и голову склоненную обреют и мы опять начнемся с прописных

азов и истин - смотри и говори, дыши и смейся, плачь и веруй, учи слова, крепи собой галеры, и боль свою учись носить внутри

не порождая суеты ни в ком, не выходя на улицы, на площадь, не призывая, не стремясь быть проще и нравиться, и не сжимаясь в ком,

когда вдруг бьют и осуждают, и не правы (казалось бы) или совсем наоборот, когда польется правда словно лава и словно лава изнутри сожжет.

...и время быть, и слов не выбирая, цедить свои случайные - давай, давай проснемся в отвороте рая, давай и будем словно самый рай,

когда уже никто не испугает, и не откроет дверь своим ключом, и не окажешься случайная нагая - и глупо, и вошедший ни при чем -

когда уже не нужно быть иною, не нужно льстить и говорить навзрыд, и добиваться, брызгая слюною, и врать, что ни секунды не болит,

когда нарочно перекрыли воздух, когда смеясь свинтили кислород, не нужно... отражение и отзвук. прости, что повторяюсь, вязнет рот

в словах, придуманных как-будто для пытки, для испытания меня на профприго... прости мои нелепые открытки, так и не наступивший новый год.

вот время оно. вот оно. настало. горчит и пенится, и словно через край. и в общем все что нам с тобой осталось - это поверить в этот самый рай.