Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

В новой медицинской маске В декольте и вандер-бра Марь Иванна без опаски Шла по центру от бедра. .

В новой медицинской маске
В декольте и вандер-бра
Марь Иванна без опаски
Шла по центру от бедра.
.
Белы-груди полу-голы
Пели и просились в бой,
Шло лицо российской школы
В маске нежно-голубой.
.
Все прохожие глазели
[Груди были хороши],
И сигналили Газели,
Мерседесы и Порши’.
.
Парни строили ей глазки
В первый раз за много лет -
Как она жила без маски,
Ничего удобней нет!
.
Защищает не от чиха,
Ей на чихи - всё равно,
Не узнала завучиха,
И инспектор РАЙОНО.
.
Не признал отец Боброва,
Эту девушку плей-бой,
Бела-груда, черно-брова,
В маски нежно-голубой.
.
Эй, Бобров, глядите лучше -
Замечательный фасон:
Словно Моника Белуччи,
Точно Скарлет Йохансон.
.
Как она жила без ласки,
Без поклонника-Бобра,
Как носила водолазки
И не носила вандер-бра?
.
А в таком шикарном виде,
Сомневаться не резон -
Даже замуж можно выйти,
Раз двенадцать за сезон.
.
Ладно, ладно, это часто,
Пусть зовут, а там решим.
.
Лишь бы только не кончался
.
Этот масочный режим!

МТV моей юности

Сидела на днях и вспоминала, что я любила делать в школьные годы: гулять с друзьями, читать много книг, вышивать крестиком, писать песни в песенник и тд.
Но больше всего я любила, возвращаясь домой из школы, включать канал MTV записывать клипы и программы на видик, смотреть «Тотальное шоу» и «12 Злобных зрителей». Какой же классное было время. И не нужны были никакие планшеты, смартфоны. Хватало одного канала MTV. Музыка гремела, песни лились. Всегда была у курсе всех музыкальных новинок, были любие певцы и исполнители.

А моими любимыми виджеями всегда были Шелест, Комолов и Ургант!  Они были так недостижимо круты!

Не знаю, кто автор. Но история прямо про меня. "В прошлом году наша соседка, занимающая довольно ж

Не знаю, кто автор. Но история прямо про меня.

"В прошлом году наша соседка, занимающая довольно жирную должность, бросила работу, сдала свою прекрасную трехкомнатную квартиру успешной молодой семье и уехала жить на дачу. Навсегда.
До пенсии ей оставалось еще лет 15-20.

Окружающие недоумевали и крутили пальцем у виска. Бросить такую работу? Такую квартиру? Променять все на деревянную халупу с сиренью под окном и видом на болотце? Это ненормально. Да все мечтают добиться такого успеха!

А она абсолютно счастлива.
И остаток жизни собирается провести на маленькой деревянной террасе, читая книги, сажая на выделенном под огород квадратном метре петрушку и готовя детям борщи.

Конечно, я немного утрирую.
Она куда-то что-то пишет. Где-то читает какие-то лекции. Что-то делает и что-то зарабатывает. Но это настолько незначительно и неутомительно по сравнению с ее прошлой жизнью, что даже упоминания не стоит.
С каждым годом таких людей становится все больше.

Конечно, не все бросают все и уезжают в глушь. Но меняют жизнь существенно. Например, из врачей уходят в свободные фотографы, из бухгалтеров — в журналисты.

Обратите внимание: почему с каждым годом становится все больше и больше фрилансеров? Да, в век интернета и высоких технологий нет необходимости быть привязанным к конкретному рабочему месту и жесткому графику с девяти до шести. Но есть и другое.
Есть уставшие от жизни люди

Слишком настойчиво нам пытаются навязать успешность. Успешность. Вы можете дать четкое определение этому слову?
С детского сада человек загружен под завязку. Бесконечная обязаловка. Ранние подъемы. Манная каша. Тихий час. Сиди тихо. Кружки. Суббота. Ранние подъемы. Английский и рисование. Школа. Ранние подъемы. Уроки. Домашние задания. Экзамены. Снова экзамены. Институт. Ранние подъемы. Лекции. Экзамены. Работа. Ранние подъемы. Совещание. Отчеты. Планерки. Авралы.

На пенсии выспишься. Сперва добейся
Бейся головой о стену. Будь успешен. «Высокоэффективные люди». Слыхали? Не ленись, не болей, отработал — умирай. Отличный работничек. Мечта каждого руководителя. Не простывает, не устает, не ходит в отпуск и на детские утренники, работает сверхурочно и по выходным. Он же хочет быть высокоэффективным и успешным. Надо. Точно надо?

На протяжении всех лет обучения отчаянно пугают и угрожают. Учись, а не то ничего из тебя не будет. Учись, а не то, кроме как в дворники, никуда не возьмут. Учись, а не то…

Стандартный набор. Два высших образования. Удачное замужество. Престижная работа. Квартира, машина и дача. Море пару раз в год. Париж на годовщину свадьбы. Дети в гимназии. Двадцать сапог, тридцать сумок. На сезон. Все как у людей. Точно надо?

Кто-то когда-то решил, что именно вот это вот все и есть успешность. А вы уверены, что именно в этом она измеряется? И нужна ли она вообще?
Успешность. На самом деле это одно из самых больших надувательств нашей жизни.

Все это неважно.
Понимают сию простую истину, как правило, глубоко уставшие от жизни люди, для которых на первое место выходит душевный покой. Возможность никуда не бежать. Никому ничего не доказывать. Жить, а не выживать.

Есть люди, которые бежали, бежали, потом упали и поняли, что больше не могут. Тем более когда речь идет о новом поколении молодых людей, которые уже с двадцатилетнего возраста успели побывать на серьезных руководящих должностях, тянущих за собой непомерный груз забот и ответственности. Они уже все видели, все умеют и больше ничего не хотят, кроме покоя. Этакая ранняя старость.

Тогда они вдруг начинают видеть жизнь в другом свете. Чаще это случается на фоне серьезного переутомления и сильного стресса. Валяясь в больничке, можно многое понять.
Уставшие люди постепенно меняют все и меняются сами. Они учатся жить заново, полностью подстраивая обстоятельства под себя, под свои потребности, желания и биологические часы. Полностью контролируя свою жизнь, не доверяя ее настроениям и решениям работодателей. Они рисуют акварелью и много читают. Варят борщи и пекут пироги. Гуляют в парке и играют с детьми в мяч. Просто дышат воздухом. Понимают, что одной сумки, оказывается, вполне достаточно.

Учатся жить сегодня и сейчас, чувствуя каждую минуту.
Именно поэтому уже достаточно давно появились такие понятия, как дауншифтинг и общества борьбы с чрезмерным потреблением, стали так популярны фриланс и зимовки в индийских хижинах.

Дворник.
С детства пугали. А сейчас кажется, что хорошо на свежем воздухе метлой махать.
Во всяком случае, эта работа представляется мне привлекательнее редакторской должности в ежемесячном журнале объемом более ста страниц. Когда нет времени поесть и выпить чашку кофе. Когда в десять вечера вдруг вспоминаешь, что еще в обед хотел сходить в туалет. Когда в одиннадцать вечера звонит рекламодатель и просит срочно переделать макет. А в девять утра журнал уже должен быть в типографии…

А потом спускаешься вниз по темной лестнице, потому что лифты в здании давно не работают. И не вызываешь такси, а идешь пару остановок пешком, чтобы немного прийти в себя. И думаешь о том, что к утру надо дописать статью и в восемь уже быть в редакции. А дома голодный ребенок и его недописанное сочинение. А в полпервого ночи внезапно звонит проснувшийся автор и просит внести правки в текст. И утром снова эта круговерть. И за полчаса до сдачи в типографию придет главный и скажет переделывать все. Как? Ему плевать. Выходите в выходные.

Есть люди, которые реально получают от всего этого удовольствие. До конца жизни не уставая от сумасшедшего ритма. И могут чувствовать при этом жизнь во всех ее проявлениях. Ну и отлично. Не могут же все быть суперуспешными. Не могут все занимать престижные должности и руководить суперуспешными компаниями. Кто-то должен и опавшие листья мести.

Уставшие от жизни люди и люди, гоняющиеся за успехом, никогда не поймут друг друга. Ясно, что каждому свое. Но если вы чувствуете, что больше не можете, не бойтесь все изменить. Не надо относиться к жизни слишком серьезно. Она для этого слишком коротка".

ПИСЬМА ДОБРА ИСТОРИИ, СПОСОБНЫЕ ВЕРНУТЬ ВЕРУ В ЧЕЛОВЕЧЕСТВО...

ВСЮ ЖИЗНЬ Я СТЫДИЛСЯ СВОЕЙ МАТЕРИ...

Всю жизнь я стыдился своей матери. У нее не было одного глаза, и она казалась мне безобразной. Жили мы бедно. Отца я не помнил, а мать… Кто даст хорошую работу, такой как она, – одноглазой. И если меня мать старалась приодеть получше и в школе я не отличался от одноклассников, то она по сравнению с мамами других детей, такими красивыми и нарядными, казалась уродливой нищенкой.
Я, как мог, скрывал ее от друзей. Но однажды она взяла, да и пришла в школу – соскучилась, видите ли. И подошла ко мне при всех! Как только я сквозь землю не провалился. В бешенстве убежал, куда глаза глядят. А на следующий день, конечно же, вся школа только и говорила о том, какая у меня мать уродина. Ну, или мне так казалось. И я возненавидел ее. «Уж лучше бы у меня вообще не было матери, чем такая, как ты, лучше бы ты умерла!» - кричал я тогда. Она молчала.
Больше всего я хотел поскорее уйти из дома, уйти от матери. Да и что она могла мне дать? Я усердно учился в школе, потом, чтобы продолжить образование, переехал в столицу. Начал работать, женился, обзавелся своим домом. Вскоре появились дети. Жизнь улыбалась мне. И я гордился тем, что всего достиг сам. О матери я не вспоминал.
Но однажды она приехала в столицу и пришла в мой дом. Дети не знали, что это их бабушка, они вообще не знали, что у них есть бабушка, и начали смеяться над ней. Ведь моя мать была так безобразна. Давняя обида захлестнула меня. Опять она! Теперь хочет опозорить меня перед детьми и женой?! «Что тебе здесь надо? Решила напугать моих детей?» - шипел я, выталкивая ее за дверь. Она промолчала.
Прошло несколько лет. Я добился еще больших успехов. И когда из школы пришло приглашение на собрание выпускников, решил поехать. Теперь мне нечего было стыдиться. Встреча прошла весело. Перед отъездом решил побродить по городу и сам не знаю как вышел к своему старому дому. Соседи узнали меня, сказали, что моя мать умерла, и передали ее письмо. Я не особенно огорчился, да и письмо сначала хотел выбросить не читая. Но все-таки вскрыл.
«Здравствуй, сынок. Прости меня за все. За то, что не смогла обеспечить тебе счастливое детство. За то, что тебе приходилось стыдиться меня. За то, что без разрешения приехала в твой дом. У тебя красивые дети и я вовсе не хотела их пугать. Они так похожи на тебя. Береги их. Ты, конечно, не помнишь этого, но когда ты был совсем маленьким, с тобой случилось несчастье, и ты потерял глаз. Я отдала тебе свой. Больше я ничем не могла тебе помочь. Ты всего добился сам. А я просто любила тебя, радовалась твоим успехам и гордилась тобой. И была счастлива. Твоя мама».

Как мы воспитали поколение, неспособное выживать и ненужное семье

Их уже назвали «поколением снежинок». Они, рожденные после 1989 года в благополучных семьях, «такие ранимые и вместе с тем такие агрессивные», с ними трудно родителям, масштабы их инфантильности и эмоциональности зашкаливают, их не оставляет перманентная уверенность в том, что мир им должен, а они миру — нет. Анна Кулешова решила усугубить эту не очень-то приятную картину и добавить, что ситуация — еще хуже.

Эти дети в традиционном смысле не востребованы и не нужны семье: они не могут претендовать на полноценных помощников по хозяйству (их одних на улицу-то толком не выпустишь), им нельзя доверить младших братьев и сестер, от них не дождешься добровольной помощи и огребешь по полной, если посмеешь вести себя авторитарно и диктовать родительскую волю.

Ранимые создания, привыкшие брать и не научившиеся давать. В некотором смысле они лишены пола и возраста: фиалочки, не планирующие становиться матерями, мальчишки, не стремящиеся к ответственности и защите слабых. Они не станут взрослыми ни в 7, ни в 14, ни в 18, ни в 21 годик, а к 30 годам по‑прежнему будут называть себя девочками и мальчиками… Традиционная система ценностей и ролей для них уже не актуальна, но и новой нет. Родители лелеют надежды, что молодые люди захотят не только получать удовольствие от жизни, но и стать профессионалами, вот только вокруг так мало историй успеха и так много обедневших высококлассных специалистов, подрабатывающих в службах по доставке еды, что навязчиво твердить о ценности высшего образования и профессиональных достижений становится неловко.

Но хуже всего, что для родителей дети оказались бесконечной обузой, отнимающей прорву сил.

Это тебе не старые добрые времена, когда родила, руки-ноги дала, и этим уже молодец. Сегодня всё иначе. Дай репетиторов, дай телефоны, дай обучающие лагеря и отдых на море, дай няню и лучшую школу, дай модную одежду и милосердно вытерпи все заскоки, капризы, дай право на самовыражение, ошибки, ничего не требуй взамен и прими как данность, что ребенок бесконечно долго не будет взрослеть.

Мне кажется, мы создали «снежинок» в тот момент, когда выбрали безопасность детей и отобрали у них свободу, право на самостоятельность. Ну, ок, не мы лично, родители оказались лишь частью системы, винтиками и шестеренками, глупо проморгавшими необратимые перемены.

В конце XIX века в массы пришла идея педоцентризма, в рамках которой психологи и педагоги начали пересматривать целесообразность систематического и планомерно организованного воспитания, делая ставку на самовыражение и творчество ребёнка. Эта идея имела большой успех и распространение, родителям были близки и взгляды итальянки Марии Монтессори, и нашего соотечественника Константина Вентцеля, говоривших фактически об одном: ребенок должен расти свободным, авторитаризм недопустим, жестокость в воспитании — тем более. Ключевыми должны стать слова «индивидуальность» и «любовь».

Этот благостный подход показался заманчивым и перспективным не только родителям. Коммерсанты и государства быстро поняли, какую именно выгоду можно извлечь из массовой гуманизации родительства и детства. Бизнесмены шустро масштабировали индустрию потребления. К концу ХХ века все уважающие себя магазины обзавелись детскими отделами с новинками моды для подрастающего поколения, развивающими игрушками, специальным питанием и пр. Родители подобного изобилия не могли позволить самим себе, зато появился шанс дать всё лучшее сразу детям. Это ведь именно то, что хочется сделать для своих любимых, да? Пусть хоть они будут счастливы… А про проблемы, сопряжённые с переизбытком вещей и тем, что родители тратят большую часть времени на заработок денег ради ненужного потребления в ущерб общению с детьми, говорить оказалось не принято.

Если любишь — покупай и терпи.

Государства тоже не проигнорировали новый тренд на невиданное ранее чадолюбие, быстро сориентировались, что ответственность за образование, здоровье и безопасность подрастающих граждан можно легко переложить на плечи заботливых родителей. Да, доступность всеобщего образования и медицинской помощи гарантирована, от этого никто не отрекался. Но какого качества? На хорошее качество требуются изрядные ресурсы, которые с успехом можно потратить, например, на обогащение элит, усилении армии и другие национальные интересы. А с образованием и здоровьем своих детей родители непременно справятся сами — они же гуманны и любят их. Если же не справятся, допустят болезнь ребенка, попадание в сложную жизненную ситуацию или отставание в школе — виноваты сами. Недоглядели.

Школы особенно резво интегрировали такой подход. Буквально в считанные годы во многих странах, от Южной Кореи до России, стала мемом фраза: вы плохо занимаетесь с ребенком дома. Выполнение домашней работы и занятия с репетиторами оказались уделом пап и мам. (Справедливости ради отмечу, что в это же время ряд стран (Испания, Италия, Финляндия и др.) вовсе отказываются от домашних заданий, поскольку они ведут к дискриминации (в каких-то семьях папы и мамы имеют достаточные компетенции и могут помочь ребенку, например, с математикой, какие-то — нет; у кого-то есть ресурс на репетиторов, а у кого-то его нет и т. д. и т. п.)).

Отдельного внимания заслуживает тема безопасности. Если раньше даже пятилетние дети могли самостоятельно гулять на улице, а те, кому 7−9 лет, — забирать братьев и сестер из детских садов, то сегодня эта практика почти исчезла, родители не имеют права выпускать своих чад без сопровождения. Согласитесь, на улицах достаточно бомжей, наркоманов, нелегальных мигрантов и недостаточно патрулей, инфраструктуры для защиты детей (где тот дядя Стёпа — Светофор, к которому побежит ребенок в случае опасности?). Строго говоря, родителей никто не обязывает сопровождать детей в круглосуточном режиме, но по факту, в случае первой же неприятности они попадают под административную ответственность по ч. 1 ст. 5.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ за неисполнение или ненадлежащее исполнение законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних.

Вы оставили ребенка одного дома, и он ошпарился кипятком? Ювенальная юстиция идёт к вам…

Особенностью российской ситуации стало то, что государство взяло на себя часть вопросов, касающихся безопасности, переведя их в плоскость контроля: камеры слежения, охрана и металлодетекторы наличествуют в каждой школе, обязательна пропускная система, оповещение родителей о входе/выходе с территории школы по SMS, электронные дневники, полиция на ЕГЭ и т. д. Прогулять школу и не сделать уроки теперь не так уж и просто. Да и вообще трудно сделать что-либо без контроля взрослых. Расписание дня задается родителями и учреждениями образования, посещение школы и внешкольных занятий строго фиксируется системами наблюдения, прогулки вне надзора взрослых исключены или почти исключены, выполнение учебных заданий учитывается в электронном дневнике… И у детей нет пространства для взросления, самостоятельного выбора. За них уже все решено.

Стремясь к любви и всеобщему благоденствию, мы нечаянно создали тюрьму повышенной комфортности для наших миленьких деточек.
Её особенностью стали небывалых масштабов надзор (в том числе благодаря гаджетам, приложения в которых человеколюбиво называются «Детская безопасность» и «Родительский контроль») и замена физического насилия — психологическим давлением. Родители больше не бьют детей, они их убивают морально, лишая свободы и самостоятельности, превращая в удобных никчемных существ, основная ценность которых оказалась заключена в школьных успехах и отсутствии проблем. Они приучают детей покорно жить в ситуации постоянного слежения и постепенно забывают сами, что альтернативой контролю может быть доверие…

Мы все оказались в ловушке: с одной стороны, педоцентризм и детоцентризм, не оскорбив чувства детей, с них трудно что-либо потребовать, пусть даже убраться в своей комнате и приготовить ужин на семью; необходимость обеспечить детей всем лучшим сразу кажется неизбежной и нормальной (а как иначе-то?). При этом современные родители сталкиваются с колоссальной незащищенностью и ответственностью (им больше не в помощь ни родные бабушки (многие вынуждены или хотят работать, а не сидеть с внуками), ни государство, ловко сыгравшее на родительской любви, ни учителя и медики, перегруженные и зачастую попросту недоступные) и полным отсутствием социальных лифтов. По причине последнего обстоятельства родители включаются в гонку за призрак успешного будущего детей буквально с младых ногтей: надо пристроить в садик при правильной школе, сотрудничающей с университетом, нанять репетиторов, чтобы «ребенок тянул», платно учить в университете, чтобы — дай Бог! — выросшее чадо имело достойную работу и зарплату.

Но к этому светлому дню свободной взрослой жизни дети приходят без опыта какой-никакой самостоятельности, без опыта структурирования свободного времени и опыта нарушения норм. А без всего перечисленного повзрослеть трудно. Они, скажем прямо, совсем не похожи на спартанцев, которые, если верить описанию Плутарха, взрослели, переступая порог допустимого:

«Одни отправлялись для этого в сады, другие прокрадывались в сесситии, стараясь выказать вполне свою хитрость и осторожность. Попадавшегося без пощады били плетью как плохого, неловкого вора. Если представлялся случай, они крали и кушанья, причем учились нападать на спящих и на плохих сторожей. Кого ловили в воровстве, того били и заставляли голодать: пища спартанцев была очень скудная, для того чтобы заставить их собственными силами бороться с лишениями и сделать из них людей смелых и хитрых».

Наши дети действительно похожи на снежинок. Хрупкие, нестабильные, не парные, готовые к жизни в мире, которого не существует.

Ну, как дела? Отлично. Почти отличник. Я ем лимоны не морщась, и лук - не плача. Я в соцсетях пополн

Ну, как дела? Отлично. Почти отличник.
Я ем лимоны не морщась, и лук - не плача.
Я в соцсетях пополню ряд милых личик,
тщательно маскирующих неудачи:
вот мой тональный крем и с пуш-апом лифчик,
встроенный прямо в сердце тревожный датчик.

Незаменимых нет, как и оправданий.
Никто никогда никому не бывает нужен.
Мутная смесь неоправданных ожиданий -
это мой завтрак, полдник, обед и ужин.
По результатам синоптиков и гаданий
все обещали солнце и сели в лужу.

Расшевелю - не значит, что расшатаю.
Тебе ничего не снится которой ночью.
Ты ничего никогда-никогда не хочешь.
Ты ничего-ничего никогда не хочешь.
Раз предложение, вроде бы, спрос рождает,
речь об аборте, медикаментозном, срочном.

Моя анемия - повод сменить тональник.
Вот и зарплату выдадут в понедельник.
И блеск для губ, чтоб выглядеть как в журнале.
Жаль, блеск для глаз никто не продаст за деньги.

Ну, как дела? Прочти в Телеграм-канале
и нет, не бойся: оно тебя не заденет.

Я, кажется, всю жизнь чего-то жду – Когда с работы папа возвратится, Когда я в школу, наконец, пойду

Я, кажется, всю жизнь чего-то жду –
Когда с работы папа возвратится,
Когда я в школу, наконец, пойду,
Хотя и глупо в школу торопиться...

Потом на перемену жду звонка,
Конца уроков, четверти... Каникул!
И хоть зелёную срываю я пока,
Жду всё-таки я спелую клубнику

Всё лето жду как дура сентября,
Каникулы равняя с наказаньем,
Поскольку одноклассника любя,
Скучаю по нему я (не по знаньям)...

Как все девчонки жду я выпускной –
Мне мама сшила розовое платье!
Я однозначно буду в нём "звездой" –
Уже учусь на каблуках шагать я!

Я жду, когда повесят результат
Вступительных экзаменов на стенку,
А папа будет страшно горд и рад
Всем сообщать, что я уже – студентка!

Жду появленья "алых парусов",
С годами расширяя гамму цвета
Я лет с пяти, наверно, жду Любовь,
А лет с шести корю себя за это...

Сначала жду, когда же он придёт,
Потом – когда освободит мне ванну,
А как пройдёт совместной жизни год –
Когда глаза поднимет от экрана

Жду объявления посадки в самолёт,
Зачем-то жду полётные закуски,
Жду – по-английски, может быть, уйдёт,
Не дожидаясь, что пошлю по-русски...

Зимой жду лета, летом – Новый год,
Жду выходных, аванса и зарплату,
Когда "созреет" мой "запретный плод",
Хотя его, возможно, ждать не надо...

Жду, чтоб ему наскучило играть,
Чтоб понял, прогнозируя потери,
Что виртуозно он умеет врать,
Лишь потому, что я умею верить...

Я жду "помиловать" сильнее, чем "казнить",
В кино и в жизни жду я "хэппи эндов",
Когда же мне приспичит позвонить,
Доступности я жду от абонентов!

Жду премию за годовой отчёт,
На светофоре жадно жду зелёный,
В кафе – горячее, а чуть позднее – счёт
С жевачкой апельсиново-лимонной

Жду искренне при взгляде на еду,
Что буду к ней предельно равнодушна,
Вы б только знали, как я сильно жду,
Когда вернётся мода на толстушек

Жду часа своего, а может – дня,
С недавних пор я жду зачем-то Музу...
И жду Того, кто будет ждать меня,
Не редактируя по собственному вкусу...

Я жду, когда Он сам меня найдёт
И увезёт на белом пароходе...
Нет, я не жду, что жизнь моя пройдёт.
Я просто жду. А жизнь, увы, проходит...

Жду счастья я, а чаще – ерунду...
Пускай и так! Ведь день, когда мне черти
Подкинут мысль, что ничего не жду,
И станет полноценной датой смерти...

Мне всегда казалось, что мама меня не любит. Когда заставляла мыть полы, поднимая, а не отодвигая ст

Мне всегда казалось, что мама меня не любит. Когда заставляла мыть полы, поднимая, а не отодвигая стулья.
Когда учила готовить. Когда отправляла в новую школу, в другой город, к незнакомым людям...
Только теперь я понимаю, что это была безумная материнская любовь. Только благодаря этой любви мне ничего не страшно в жизни.

11 правил Билла Гейтса

Вчера впервые прочитала 11 правил Билла Гейтса, которые он сформулировал, выступая перед старшеклассниками. И которые, по его мнению, подростки никогда не узнают в стенах школы. Сохраняю их здесь, скорее, для себя (дети растут быстро и не только чужие). Но и вам, может, пригодится.




Правила эти очень «мужские». В том плане что звучат по-отцовски строго: все, что ты хочешь, надо заслужить. Здесь нет ни капли материнского принятия, зато есть емкая правда взрослой жизни, которая ждет тех, кто только в нее вступает.

1. Жизнь несправедлива — свыкнись с этим фактом.

2. Миру наплевать на твое самоощущение и самоуважение. Мир ожидает от тебя каких-нибудь достижений, перед тем как принять во внимание твое чувство собственного достоинства.

3. Очень маловероятно, что тебе начнут платить 40 тысяч в год сразу после окончания школы. Ты не станешь вице-президентом компании с лимузином и личным шофером, пока ты не заслужишь этого.

4. Если ты думаешь, что твой учитель строг и требователен, — подожди знакомства со своим боссом. В отличие от учителя, карьера босса зависит от того, как ты справляешься со своими заданиями.

5. Обжаривать бургеры в Макдоналдсе — не ниже твоего достоинства. Твои прадеды назвали бы любую — даже такую — работу «хорошим шансом».

6. Не спеши обвинять в каждой своей неудаче своих родителей. Не ной и не носись со своими неудачами, учись на них.

7. До твоего рождения твои родители не были такими скучными и неинтересными людьми, какими они кажутся тебе сейчас. Они стали такими, зарабатывая на твое беззаботное детство, стирая твою одежду и слушая твою бесконечную болтовню о том, какой ты классный. Поэтому, перед тем как отправляться спасать леса Амазонки от уничтожения жадным поколением твоих родителей, попытайся для начала привести в порядок свою комнату.

8. Твоя школа отменила деление на победителей и лузеров, жизнь — нет. В некоторых школах прекратили ставить плохие отметки и разрешили сколько угодно раз сдавать тест. Это не имеет ни малейшего отношения к тому, что происходит в реальной жизни.

9. Жизнь не разделена на семестры, летних каникул в ней не существует, и очень мало работодателей заинтересованы в том, чтобы помочь тебе найти твое собственное «я». Тебе придется делать это в твое личное время.

10. Не путай реальную жизнь с тем, что показывают по телевизору. В жизни людям приходится большую часть времени проводить не в кофейне, а на рабочем месте.

11. Поддерживай хорошие отношения с «очкариками-ботаниками». Скорее всего, один из них когда-нибудь станет твоим начальником.