Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Скучай по мне, пожалуйста скучай... Мне важно знать, что ты по мне тоскуешь. Пусть остывает в кружке

Скучай по мне, пожалуйста скучай...
Мне важно знать, что ты по мне тоскуешь.
Пусть остывает в кружке крепкий чай.
Когда ты в памяти своей меня целуешь...
Ты вспоминай меня, когда совсем темно.
И сны уже запутались в ресницах...
Снег сумасшедший залепил окно,
Скучай по мне, когда совсем не спится...
Ты думай обо мне когда заря,
Срывает с неба ночи покрывало...
В ее лучах ищи одну меня.
Жизнь дарит нам большой любви начало....
Скучай по мне, пожалуйста, прошу..
Душой и сердцем, мыслями своими....
Ты знаешь, я одним тобой дышу.
Как дышат люди, ставшие родными.

ладно, ладно, давай не о смысле жизни, больше вообще ни о чем таком лучше вот о том, как в подвально

ладно, ладно, давай не о смысле жизни, больше вообще ни о чем таком
лучше вот о том, как в подвальном баре со стробоскопом под потолком пахнет липкой самбукой и табаком
в пятницу народу всегда битком
и красивые, пьяные и не мы выбегают курить, он в ботинках, она на цыпочках, босиком
у нее в руке босоножка со сломанным каблуком
он хохочет так, что едва не давится кадыком
черт с ним, с мироустройством, все это бессилие и гнилье
расскажи мне о том, как красивые и не мы приезжают на юг, снимают себе жилье,
как старухи передают ему миски с фруктами для нее
и какое таксисты бессовестное жулье
и как тетка снимает у них во дворе с веревки свое негнущееся белье,
деревянное от крахмала
как немного им нужно, счастье мое
как мало
расскажи мне о том, как постигший важное – одинок
как у загорелых улыбки белые, как чеснок,
и про то, как первая сигарета сбивает с ног,
если ее выкурить натощак
говори со мной о простых вещах
как пропитывают влюбленных густым мерцающим веществом
и как старики хотят продышать себе пятачок в одиночестве,
как в заиндевевшем стекле автобуса,
протереть его рукавом,
говоря о мертвом как о живом
как красивые и не мы в первый раз целуют друг друга в мочки, несмелы, робки
как они подпевают радио, стоя в пробке
как несут хоронить кота в обувной коробке
как холодную куклу, в тряпке
как на юге у них звонит, а они не снимают трубки,
чтобы не говорить, тяжело дыша, «мама, все в порядке»;
как они называют будущих сыновей всякими идиотскими именами
слишком чудесные и простые,
чтоб оказаться нами
расскажи мне, мой свет, как она забирается прямо в туфлях к нему в кровать
и читает «терезу батисту, уставшую воевать»
и закатывает глаза, чтоб не зареветь
и как люди любят себя по-всякому убивать,
чтобы не мертветь
расскажи мне о том, как он носит очки без диоптрий, чтобы казаться старше,
чтобы нравиться билетёрше,
вахтёрше,
папиной секретарше,
но когда садится обедать с друзьями и предается сплетням,
он снимает их, становясь почти семнадцатилетним
расскажи мне о том, как летние фейерверки над морем вспыхивают, потрескивая
почему та одна фотография, где вы вместе, всегда нерезкая
как одна смс делается эпиграфом
долгих лет унижения; как от злости челюсти стискиваются так, словно ты алмазы в мелкую пыль дробишь ими
почему мы всегда чудовищно переигрываем,
когда нужно казаться всем остальным счастливыми,
разлюбившими
почему у всех, кто указывает нам место, пальцы вечно в слюне и сале
почему с нами говорят на любые темы,
кроме самых насущных тем
почему никакая боль все равно не оправдывается тем,
как мы точно о ней когда-нибудь написали
расскажи мне, как те, кому нечего сообщить, любят вечеринки, где много прессы
все эти актрисы
метрессы
праздные мудотрясы
жаловаться на стрессы,
решать вопросы,
наблюдать за тем, как твои кумиры обращаются в человеческую труху
расскажи мне как на духу
почему к красивым когда-то нам приросла презрительная гримаса
почему мы куски бессонного злого мяса
или лучше о тех, у мыса
вот они сидят у самого моря в обнимку,
ладони у них в песке,
и они решают, кому идти руки мыть и спускаться вниз
просить ножик у рыбаков, чтоб порезать дыню и ананас
даже пахнут они – гвоздика или анис –
совершенно не нами
значительно лучше нас

Иногда хочется не чувствовать... злости, обиды, грусти или стыда. А они приходят. Иногда в серьезно

Иногда хочется не чувствовать...
злости, обиды, грусти или стыда. А они приходят.

Иногда в серьезном разговоре чувствуешь себя настолько уязвлённым, что просишь делового партнёра подождать и убегаешь в туалет порыдать, пока никто не видит. И чувствуешь себя настолько уязвимым, что не в силах это показать. И даже не успеваешь отследить, что именно тебя так затронуло. И не всегда можешь себя принять и поддержать в этом. Даже ругнёшься про себя иногда.

Чувства делают нас уязвимыми. И открытыми для мира во всей его непредсказуемости. Дают возможность быть с кем-то рядом. Меняться. Оказываться в неожиданных местах. Страдать и радоваться. Быть живыми.

Иногда хочется, чтобы их было поменьше или побольше. Или чтобы можно было выбирать свою реакцию. Но все, что можно делать, это встречаться с собой в ней, находя в себе новые грани принятия. И мужество быть уязвимым.

Работая психотерапевтом достаточно долго, я замечаю, что люди приходят с похожими вопросами. Очень часто они не отличают свои мысли от своих чувств, а чувства от телесных ощущений.

Думают о том, что какие-то чувства – это плохо, а другие – хорошо. Пытаются подавить злость, избавиться от страха, стыдятся своей грусти, думают, что в своем чувстве вины они уникальны, болеют от этого. И вообще много страдают от того, что просто не знают, для чего нужны чувства.

Можно бесконечно переживать своих родителей как людей, нарисовавших не тот рисунок. А можно начать п

Можно бесконечно переживать своих родителей как людей, нарисовавших не тот рисунок. А можно начать переживать себя как ребёнка с полным ведром краски, стоящего перед огромным листом бумаги. Взирающего на жизнь со смесью интереса и страха, восторга и ужаса, азарта и радости, а ещё любви неимоверной, замешанной среди всего этого в твоей палитре.

Можно бесконечно переживать себя как человека, который лежит на полу в тёмной комнате. А можно хотя бы попробовать пережить себя как человека, который встал на ноги и зажег свет.

Можно переживать других людей как тех, кто хорошо устроился. А можно подойти и хорошо устроиться рядом.

Можно переживать жизнь как нечто сложное и непонятное, непредсказуемое. А можно начать переживать ее как набор простых действий, приводящих к определённым результатам. Выбирая эти действия, совершая эти действия, пробуя, ошибаясь, снова пробуя и продвигаясь в заданном направлении. Заданном не только тобой, но ещё и общим течением жизни, в котором уже никак невозможно быть одиноким.

Самое страшное для людей – это счастье

Чем дольше живу, тем дольше убеждаюсь, что самое страшное для людей в жизни – это счастье.

Они всеми способами избегают успеха и удачи, потому что когда в жизни не остается горящих изб и скачущих коней, и надо выбирать между хорошим и очень хорошим, тут-то и возникает настоящая загвоздка.
Встреча с самой сутью своего существа, которая как-то проявляет себя в мире. Познание, осознание и выражение себя.

Счастье – это то, что люди почему-то всегда норовят отложить "на потом".

Самое сложное в жизни – это жить просто. Не думая о плохом, не анализируя, просто наслаждаясь процессом. Делать придуманное, если хочется. Говорить, что думаешь. Перестать ждать подвоха. Понять, что возможно очень многое. Осознать субъективность ограничений. И начинать, наконец, двигаться туда, куда ведет тебя твоя дорога.

И пока в грубом физическом мире действует закон притяжения разных полюсов, на тонком плане душ - под

И пока в грубом физическом мире действует закон притяжения разных полюсов, на тонком плане душ - подобное ищет себе подобное. Вы можете быть абсолютно разными по характерам, количеству энергии, эмоциональной составляющей, иметь разные увлечения и любить разные фильмы, но есть тот невидимый, тонкий, едва заметный первому встречному, огонь, что осветил вас среди толпы других.

Душа произносит свой зов и огонь начинает светится ярче. Он откликается. Люди, чувствующие тонкие энергии, - говорят: "Я еще не знаю кто это, но уже ощущаю в своем поле этого человека".

Схожих по тонким энергиям подсвечивает изнутри и иногда совершенно необъяснимо, как мы ищем друг друга, но сила притяжения этих огней настолько велика, что люди чувствуют друг друга на расстоянии. Они чувствуют, как теплеет в сердце, как любовь приближается ближе и ближе. Когда еще даже очертаний нет, но души уже общаются на своем уровне.

Они идут друг к другу. Иногда быстро, иногда долго и медленно по пути, длиною в целую жизнь. Иногда мы не принимаем и не вспоминаем и душа, проделавшая такой путь, вспомнившая вас намного быстрее, так и остается ждать у двери.

Иногда мы связываем себя не с предначертанными, а со случившимися. Мы разучились чувствовать среди бетонных стен этого грубо-материального мира. Это самое худшее - не услышать зов души. Или так никогда и не произнести его самому.

А иногда вселенная еще не готова к вам двоим. Должно пройти время. Она - как мать, носящая в себе ребенка, терпелива и спокойна. Она ждет. Она знает, что это будет. Она тоже в предвкушении вашего счастья. Она ждет, когда вы откроете свое сердце.

Где она, та свадебная Мекка, Где должна ты побывать хоть раз? Замуж выходить за человека, А не за ма

Где она, та свадебная Мекка,
Где должна ты побывать хоть раз?
Замуж выходить за человека,
А не за машину и матрас,

Будь он хоть матрасом от Армани,
Это же известный парадокс.
Много обещают Листерманы
Девушкам из дальних городов.

А потом они ревут с экрана,
И Малахов говорит:" Беда!"
Замуж иногда бывает рано,
Но бывает поздно иногда.

И, когда ресницы тянут веко,
Не ложись - подумай еще раз.
Замуж выходить за человека,
Человек дороже, чем матрас!

Вот и лето прошло! Лето, которое только вчера началось! И как будто надо снова затягивать ремни

Вот и лето прошло!
Лето, которое только вчера началось!
И как будто надо снова затягивать ремни и снова в бой, аж до нового года!
Луна свежая, надо бы написать планы, подышать, послушать чего хочется в этом году, чему поучиться, что подлечить, что почитать и усилить.
Какой отдых хочется, что хочется носить, расписать полгода по нумерологическим цифрам и посмотреть когда впахивать, а когда наполняться.
Каждый год хочется жить как-то по-умному и взрослому, добавить к столу корзинку для хлеба, красивый графин и нож для масла.
Хочется снова в режим спорта, бани и сна, мне в дисциплине жить легче.

В этом году я ввожу ежемесячную дискотеку, и объединяю своих подруг, хочу бабский коллектив, шум, гам, споры, хохот, мартини.
.
Хочется каждый год другую, немного новую жизнь.
.
С желаниями и мечтами теперь работать можно хоть каждый месяц, они прямо выползли из меня, я себе разрешила жить по-шире.

У меня внутри - мыльные пузыри, Они светятся изнутри, мои эти вот пузыри, Там у них радуга по бокам,

У меня внутри - мыльные пузыри,
Они светятся изнутри, мои эти вот пузыри,
Там у них радуга по бокам, ее не заснимешь на беткам,
Но можно увидеть. Смотри, смотри, мыльные пузыри.
У меня внутри - миллион идей,
Например, о городе без людей,
Где мы идем, только вдвоем, болтаем и кофе пьем,
Просто смотри на нас, посмотри, мы же тоже мыльные пузыри
У меня внутри - слов сплетенных ком,
Перепутаны, все лежат битком,
сплетны силком,
воткнуты уголком.
Не могу даже рассказать тебе, что я думаю и о ком
Потому что слова превратились в один сплошной
нитяной
разноцветный ком
Но потом, смотри, слова как мыльные пузыри
Вылетают, не удерживаются внутри,
Слюдяными боками касаются под потолками,
А мы сталкиваемся руками
и тоже взрываемся изнутри
Нежными словами.
Прорываемся будто бы пузыри.
Я люблю тебя.
Стыдно же, не смотри.