Category: рукоделие

Category was added automatically. Read all entries about "рукоделие".

возвращаться в однажды покинутый город - это как спать с бывшим: забыла как он пахнет, как трогает т

возвращаться в однажды покинутый город - это как спать с бывшим:
забыла как он пахнет, как трогает тебя, не помнишь этой родники на плече,
а он.. одеколон прежний, жесты те же, соскучившийся, переживший,
и чем только он берет тебя за душу, чем?


но вдруг сводит горло и от касаний, и от взглядов, и от запахов позабытых,
в животе бабочки стаей празднуют наступление нового века,
ты говоришь себе - что за черт, эта карта давно бита!
а не можешь оторваться от города (человека)

говоришь себе - время сменить опостылевшую одежду на бальное платье,
мол, видали, мы таких, и даже покрепче видали,
а он останавливает тебя одним своим видом. стоять и
смотреть на море, сдерживая подступающие рыдания.

возвращаться в однажды покинутый город, ходить по рынку,
даже запах рыбы считать амброзией и нектаром..
знаешь, всегда любила одну умилительную картинку:
возвращение блудного сына. вот когда я буду старой,

это лучшая старость, которую я могла бы себе придумать -
жить с тобою у моря, тридцать лет и три года,
и ходить на рынок, и прясть пряжу и подступающее безумие
чувствовать - словно дождь - еще за полдня до его прихода.

родить тебе четверых детей - Сару, Исаака, Абрама, Лею..
слушаться тебя во всем, как и положено, как и хочется..

.........................................................................

возвращаться в любимый и преданный город вредно. я здесь глупею.
не слушай меня, тель-авив, береги мое одиночество.

Я никогда тебе не врала.

Я никогда тебе не врала.
А хочешь узнать как мои дела?
Кого я любила и с кем я спала?
Ты хочешь, чтоб душу тебе излила?
Живу я за шторой. Там только цветы
Они упрекнуть никогда не решатся
За то, что влюбленные ночью коты
В постели меня заставляют смущаться
И лживые сучки за дверью стоят
Считают, что я никогда не узнаю
О том, что в бокале и с вишенкой - яд
Я пью им назло и улыбкой сверкаю
А петлю вязать для меня не спеши
Мне столько всего еще хочется ляпнуть
Чтоб сотни мурашек до самой души
Пробрали и в горле застряли внезапно
Ведь я никогда никому не врала
Случайно до края совсем докатилась
Кого-то любила, а с кем-то спала
Еще хочешь узнать как мои дела?

Когда мне будет восемьдесят пять, Когда начну я тапочки терять,

ОНА:
Когда мне будет восемьдесят пять,
Когда начну я тапочки терять,
В бульоне размягчать кусочки хлеба,
Вязать излишне длинные шарфы,
Ходить, держась за стены и шкафы,
И долго-долго вглядываться в небо,
Когда все женское, что мне сейчас дано,
Истратится, и станет все равно -
Уснуть, проснуться или не проснуться,
Из виданного на своем веку
Я бережно твой образ извлеку,
И чуть заметно губы улыбнутся...

ОН :
Когда мне будет восемьдесят пять,
по дому буду твои тапочки искать.
Ворчать на то, что трудно мне сгибаться,
Носить какие-то нелепые шарфы
Из тех, что для меня связала ты.
А утром просыпаясь до рассвета,
Прислушаюсь к дыханью твоему
Вдруг улыбнусь и тихо обниму.
Когда мне будет восемьдесят пять,
С тебя пылинки буду я сдувать,
Твои седые букли поправлять
И взявшись за руки по скверику гулять.
И нам не страшно будет умирать,
Когда нам будет восемьдесят пять

мне не дышится, не живется, никак не спится все не в масть, или через силу да не по нутру если сяду

мне не дышится, не живется, никак не спится
все не в масть, или через силу да не по нутру
если сяду вязать - обязательно выпадет спица
все вязание сразу - кубарем да из рук...
если сяду кроить - то все ножницы мне по пальцам
до противной крови на меловом листе
все кого доводилось любить мне - они скитальцы,
все упрямые люди, словом, опять - не те.
мне не пишется, не смеется, и мимо лузы
пролетает снова мой торопливый шар
кто-то в третьем ряду мне привычно кивает: лузер,
остальные тоже поддерживать не спешат.
утешает мама: это, малышка, кризис,
я слыхала об этом бедствии из газет...
добивает четким прицельным ударом снизу:
вот была б юристом! там кризиса нет как нет...
я уже не мечтаю о платьях с вырезом сзади,
и о поводах выйти в платье среди зимы -
о записке короткой: "но любимая, ради
нас я согласен - слышишь?- даже на это "мы"".
я мечтаю о тихом спокойствии на неделю
на усталый сон в окружении тишины
впрочем, и не мечтаю... ведь мы не делим
бесконечное небо на части. сплетаю сны
в запредельном пространстве в единую паутину
отправляю себе записочки про него

если этой весной во мне все же прорвет плотину
то пожалуй что здесь не останется ничего.

кто тебе выводил эти линии на руке без тропы за собой водил меж высоких трав с кем ты был и гдЕ был

кто тебе выводил эти линии на руке

без тропы за собой водил меж высоких трав

с кем ты был и гдЕ был как не был нигде ни с кем

кто в твоей голове степные творил ветра

кто варил приворотные зелья вязал узлы

вырезал на запястьях имя твоё мой свет

кто с лица сцеловал тревоги печали смыл

от людей и от мира спрятал тебя в листве

кто и как извлекал из груди твоей долгий стон

разводил огонь между пальцев в слепой ночи

кто кропил слова тебе кровью своей мой сон

кем бессонный кого ты помнишь о ком молчишь

кто в тебе тонул становился на миг тобой

кто ложился в ладони тобою подбитый влёт

от кого ты холоден хоть говори хоть пой

от кого в тебе мрамор и соль и февральский лёд

Я… свяжу тебе жизнь… Из пушистых мохеровых ниток… Я… свяжу тебе жизнь… Не солгу ни единой петли…

Я… свяжу тебе жизнь…

Из пушистых мохеровых ниток…

Я… свяжу тебе жизнь…

Не солгу ни единой петли…

Я… свяжу тебе жизнь…

Где… узором по полю молитвы…

Пожелания счастья…

В лучах… настоящей любви…

Я… свяжу тебе жизнь…

Из веселой меланжевой пряжи…

Я… свяжу тебе жизнь…

И потом… от души подарю…

Где… я нитки беру?

Никому… никогда… не признаюсь…

Чтоб… связать… тебе жизнь…

Я… тайком распускаю… свою…