Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Ужасы советского быта: как это было на самом деле

Ностальгирующие по Советскому Союзу обычно вспоминают мифы в духе: «А зато люди были добрее». Но вот почему-то жить так, как тогда, не хотят. Вернее, делают вид, что хотят, потому что не помнят, как это было. Наш автор Катерина Новицкая собрала мнения тех, кто помнит.





Однажды в наш продуктовый завезли майонез. Я не знала, что это такое, и слово это впервые услышала в магазине. Мне было лет восемь, я пришла за хлебом и молоком, и тут началось столпотворение. Откуда-то набежало очень много женщин. Они казались огромными, они шумно хватали ящички, наполненные маленькими баночками с чем-то белым. Я стояла в растерянности, белое в баночке казалось очень ценным, но я не была уверена, что это нужно покупать без разрешения родителей. Денег было мало, вдруг мама отругает? Решившись, я взяла одну баночку. Стоявшие рядом тетки смеялись, мол, чего всего одну-то? Это было неприятно и странно.







Оказалось, что покупать было надо. Мама дала мне еще денег и снова отправила в магазин. Но майонеза уже не было. Зато привезли удивительное мыло – длинные ребристые бруски в яркой упаковке. Похоже, богиня Фортуна, о которой я читала в «Мифах Древней Греции и Рима», случайно по слепоте своей забрела в наш магазин. Опять набежала очередь, опять стали толкаться и хватать помногу. Я взяла мыла на все деньги, чтоб уж наверняка. Оно оказалось насыщенного зеленого цвета (чудеса!), мы разрезали каждый брусок на несколько частей, и его хватило надолго. Я ощущала гордость – я тоже добытчица в семье.


Я родилась женщиной в Советском Союзе.

Формально этого государства не существует уже 27 лет, но оно по-прежнему живет — в наших сердцах, в наших глазах. Как ни банально это звучит, все мы родом из детства, а детство тех, кто старше тридцати, можно назвать советским. Сегодня это 96 миллионов человек.

Сейчас очень много говорят о современной тяжелой жизни и о том, как спокойно, уверенно и хорошо жилось в Советском Союзе, где у всех все было и люди были добрее. Чаще всего звучит примерно следующее: «Такая страна была, великая держава, выиграли войну, подняли промышленность, первый спутник в космосе, Гагарин, нас все боялись, право на труд и отдых, вкусная и здоровая пища, стабильность, гордость. Плывут пароходы — привет Мальчишу, летят самолеты — привет Мальчишу, пройдут пионеры — салют Мальчишу. Такую страну про***ли, продали, как аборигены за блестящие бусы... А в магазинах все было, иначе где моя мама продукты и вещи брала?»

Это очень правильный вопрос. Чтобы получить на него ответ, не нужно пытать интернет на тему «Десять легендарных советских вкусностей, которые мы потеряли». Достаточно открыть советскую прессу.

Журнал «Наука и жизнь» 1970-х годов полон советами о том, как самому сделать то, чего нельзя купить в магазине; как продлить жизнь вещей; как починить или применить сломанное. Например, пропитать текстильную часть молнии клеем, чтобы она дольше служила; переделать старую электробритву в вибромассажер; как повесить картину или ковер, не имея дрели; как придать зеркалу опрятный вид, если амальгама стерлась; как собрать из подручных материалов рамку для фотопечати.

Огромными тиражами выходили журналы всесоюзного значения и огромного влияния «Работница» (в 1979 году — 13 млн, в 1990 году — 23 млн) и «Крестьянка» (в 1970 году — 6 млн, в 1988 году — 19 млн, в 1990 году — 22 млн). При этом точек контакта читателей с изданиями было существенно больше. Не все имели возможность купить и подписаться, поэтому журналы передавали из рук в руки, переписывали от руки советы, рецепты, переснимали схемы и выкройки.

В 1979 году «Работница» пишет, что в течение прошлого года советская промышленность недодала 21 млн пар детской обуви. Совсем не выпускается сменная обувь для школьников, в большом дефиците кроссовки, босоножки, девичьи сапожки. В 1979 году в СССР проживало 42 млн семей, в которых были дети младше 18 лет. Вряд ли ситуация была иной в 1977-м, 1976-м и предыдущих годах, а ведь детям нужно было что-то носить.

И не только детям. Вот журнал публикует большую статью, посвященную женским чулкам, которых очень мало в продаже, а те, что есть, плохого качества. Подошва у сапог отклеивается на четвертый день, а футболка после первой стирки становится похожа на наволочку. Из других заметок видно, что в магазинах нет элементарного, например прищепок.

В отличие от исследователей давно ушедших эпох, у нас есть возможность поговорить с живыми свидетелями. И если вы хотите знать, как на самом деле жилось обычному человеку в Советском Союзе, спросите женщин. В подавляющем большинстве случаев задача по ежедневному добыванию продуктов, одежды, предметов быта лежала на них. Спутники в космосе — это очень хорошо, но есть что сегодня будем? Ракетами не заменишь зимних сапог. Гордостью и славой державы не отстираешь одежду.

Дети Сталина. Ночные кошмары Крис Эванс

С каждым годом все больше россиян, согласно исследованиям, с одобрением относятся к генсеку Иосифу Сталину: в его честь возводят памятники, рисуют иконы и проводят митинги. Специальный корреспондент «Сноба» Полина Еременко разыскала прямых потомков Сталина — ученого-отшельника, модного столичного архитектора, театрального режиссера, художника, американского водителя и нескольких бунтарей — и записала их истории. Первый из серии очерков — о Крис Эванс, дочери Светланы Аллилуевой
Фото с личной страницы facebook.com












Крис Эванс любит мексиканскую еду, наркотики и свою собаку, не любит русских, журналистов и путешествовать. У нее 14 пирсингов, радикальная стрижка и татуировка Dear Mommy на руке. Она мечтает, чтобы ее позвали на свидание в итальянский ресторан на берегу моря и чтобы экстази тек у нее дома прямо из-под крана. Ее бесит, когда вечером она не находит в холодильнике шоколад, а в гардеробе ей очень не хватает ремня с бляшкой в виде яичников. Она бросает курить и снова начинает. Она ловит панические атаки в томографе. Она ест по 20 такос за раз, а потом рыгает в свое удовольствие, приговаривая: «Мм, какая вкусная отрыжка». Каждый месяц она меняет цвет волос — с леопардового на малиновый, а потом на шахматную клеточку. Ее парикмахер Джино — ее лучший друг. Это Джино сфотографировал Крис в драных колготках, шортиках и с игрушечными автоматом и пистолетом в руках. В марте 2016 года эти фотографии разошлись по социальным сетям и сопровождались осуждающими комментариями: «Что бы сказал дедушка?!» Крис Эванс плевать, что бы сказал дедушка. Для нее он лишь тиран из далекой России, откуда когда-то сбежала в поисках лучшей жизни любимая мама, Светлана Аллилуева. Дедушка Крис — Иосиф Сталин.

Светлана Аллилуева, единственная дочь Иосифа Сталина, его «воробушек», родилась в 1926 году. Светлана дважды эмигрировала из СССР, три раза меняла фамилию, четыре раза выходила замуж и написала четыре книги воспоминаний. Несчетное количество раз «воробушек» проклинала отца, забирала слова обратно и проклинала снова.

Первый побег из Советского Союза Светлана совершила в 1966 году, когда она добилась от советских властей разрешения сопровождать на родину прах своего третьего мужа Браджеша Сингха, индийского эмигранта, работавшего в СССР переводчиком. Накануне возвращения в Москву Светлана обратилась в посольство США в Дели с просьбой предоставить ей вид на жительство. Двое старших детей Светланы, Екатерина и Иосиф, несколько часов ждали маму в аэропорту в Москве, прежде чем им сказали, что она не приедет.

При рождении 21 мая 1971 года Крис Эванс получила имя Ольга Питерс. За пять лет в США Аллилуева успела написать автобиографичные романы «Двадцать писем другу» и «Только один год», за которые она получила 2,5 миллиона долларов гонораров. На волне популярности Аллилуева познакомилась с архитектором Уэсом Питерсом и через три недели вышла за него замуж. Уэс Питерс, судя по его некрологу, опубликованному в газете The New York Times в 1991-м, запомнился этому миру по большей части своим браком с Аллилуевой и тем, что руководил стройкой музея Гуггенхайма в Нью-Йорке.

Первый переезд случился, когда Ольге еще не было года: Аллилуева упаковала Ольгу в корзинку для пикника, поставила на переднее сидение машины и отправилась в путь. До совершеннолетия Ольге предстояло переехать с мамой больше десятка раз, и она навсегда возненавидела переезды. Из Аризоны в Висконсин, из Висконсина в Нью-Джерси, из Нью-Джерси в Калифорнию, из одного города Калифорнии в другой, потом обратно в Нью-Джерси.

Формальные причины для переезда у Светланы Аллилуевой всегда находились: на новом месте будет лучше дом, лучше школа, лучше люди. Но все было не так просто. «Бывали моменты, когда у мамы случались ночные кошмары, как у ребенка. И никогда не понятно было, что этому предшествовало», — говорила о маме Крис. Чаще всего переезды случались в ноябре — месяце, в который застрелилась мать Светланы, Надежда Аллилуева, вторая жена Сталина. По воспоминаниям Светланы, вечером 9 ноября 1932 года родители немного поссорились. «Вроде “и повода-то не было”. Всего-навсего небольшая ссора на праздничном банкете в честь XV годовщины Октября. “Всего-навсего” отец сказал ей: “Эй, ты, пей!” А она “всего-навсего” вскрикнула вдруг: “Я тебе не — ЭЙ!” — и встала, и при всех ушла вон из-за стола».

Фото с личной страницы facebook.com

























Ольга переживала, что из-за частых переездов она теряет друзей. Ей хотелось, чтобы дома было много гостей и шумно. Но Светлана Аллилуева не любила, когда в доме были люди. Она хотела, чтобы дом был пустой, и чтобы в нем стояла тишина, раз в нем не может быть ее собственных друзей. «Все годы, проведенные в Америке, я тосковала по компании моих друзей — прекрасных артистов и интеллигентов, которых я знала в Москве и Ленинграде... Как мне хотелось и тут, в Америке, находиться среди подобных же людей, высокообразованных — но у меня не было к ним доступа», — писала в «Далекой музыке» Аллилуева.

В очерке Washington Post «Одиссея внучки Сталина», написанном про Крис еще в 1980-е годы, ее няня Памела Стефанссон говорила, что мама с дочкой постоянно ссорились: «Они ссорились по поводу мальчиков, одежды, кино, телевидения». Про дедушку, по воспоминаниям няни, девочка никогда не спрашивала: «Она, кажется, однажды сделала доклад о нем в школе, но мы это никогда не обсуждали». Аллилуева хотела, чтобы дочь росла настоящей американкой: «Из-за моего внутреннего отвращения к собственному прошлому я никогда не учила ее русскому языку, ни одному слову; мне хотелось, чтобы она чувствовала себя стопроцентной американкой». Поэтому, когда Ольга попросила маму, чтобы та стала звать ее Крисси, в честь главной героини популярного в те годы американского ситкома «Трое — это компания», Аллилуева не стала возражать.

В 13 лет Крис сбежала из дома; Аллилуева решила проблему уже традиционным путем — очередным переездом, на этот раз в Великобританию. Так, в 1984 году Крис поступила в школу-интернат в Сассексе. Несмотря на то что переезды к тому моменту порядочно поднадоели Крис, интернат она полюбила сразу: там ей разрешали красить ногти и носить джинсы. Жизнь начала налаживаться.

А потом в школе кто-то прознал, что она внучка Сталина, и на школу обрушились папарацци. Учителям пришлось спрятать ее и тайно переправить домой. Девочка не понимала, в чем дело: «Понимаю, это звучит дико, но я не знала, что дедушка был тираном. Для меня он был одним из трех людей на фото, которые выиграли Вторую мировую войну: Черчилль, Рузвельт и он! Тогда мама попросила меня сесть и внимательно выслушать ее… Мне предстояло много осмыслить. Хотя надо сказать, с мамой всегда хватало материала для осмысления», — рассказывала Крис.

Аллилуева решила, что после такого знаменательного события можно переехать снова. Она сказала Крис: пора собираться, на этот раз мы едем в СССР. Аллилуева хотела увидеть своего сына Иосифа, того самого, который 17 лет назад стоял в аэропорту и ждал, когда она вернется из Индии. Той ночью соседи слышали громкий крик из их квартиры: Крис не хотела уезжать из Великобритании. Аллилуева с дочерью уехала в такой спешке, что они даже не выкинули продукты из холодильника.

Осенью 1984 года Аллилуева с Крис прилетели в Москву. Их встречали торжественно, Аллилуевой вернули советский паспорт, а она на радостях заявила американскому корреспонденту телеканала ABC в Москве: «Вы все дикари, нецивилизованные люди, до свидания вам всем!» Но сын Иосиф, которого так мечтала увидеть Аллилуева, показался ей слишком холодным. «Я все время держу в своей левой руке правую руку сына и нахожу, что и рука изменилась. Она была худой, с длинными пальцами, изящной такой. Теперь пальцы стали короткими и толстоватыми — возможно ли такое? Совсем иная рука. Я смотрю на него, он смотрит на меня, мы не говорим», — писала она в своих очередных мемуарах «Книга для внучек». Ольга про ту встречу рассказала репортерам, что с ней никто не хотел общаться: «Они как будто были все сильно разочарованы тем, что мы не привезли с собой в подарок VCR и заграничные духи».

Светлана быстро стала сомневаться в правильности переезда в Москву. Близился очередной ноябрь, она перестала спать, не понимая, что делать дальше. И тогда бессонной ночью у нее случилось видение: нужно срочно ехать в Грузию. Там Крис провела два года, о которых ничего неизвестно, а в апреле 1986 года информационное агентство Associated Press выпустило сообщение: «Ольга Питерс (официальное имя Крис) возвращается в свою английскую школу: 14-летняя американская внучка Иосифа Сталина вернулась в свою школу в среду, и в слезах обнимала учителей и одноклассников. Она заявила, что ее мать сожалеет, что заставила ее переехать в Советский Союз». Через два года Крис вышла замуж за своего друга по фамилии Эванс, стала Крис Эванс и пропала с радаров на четверть века.

Фото с личной страницы facebook.com
























Сегодня Крис Эванс 45 лет, она живет в Портленде, где снимает дом с друзьями. Крис работает в магазине Three Monkeys, продающем винтаж и секонд-хенд. Такого интереса, как мама, Крис Эванс у окружающего мира не вызывает: с 80-х годов о ней написали один газетный очерк и два новостных сообщения, после смерти Аллилуевой в 2011 году она дала два интервью. Общаться со «Снобом» Крис Эванс отказалась категорически: «Я не даю интервью. Звонить мне больше не надо», — и удалила свою страничку на Facebook.

«Прошлого не изменить. Я всегда понимала, что моя задача номер один в этом мире — это заботиться о маме и любить ее, несмотря ни на что, чтобы она хотя бы в старости смогла залечить полученные в детстве раны», — сказала Крис в одном из двух интервью, которые она дала после смерти мамы. В том же интервью она рассказала, что до самой смерти матери разговаривала с ней по телефону каждый день в шесть вечера, и у каждой из них в руке обязательно было по бокалу вина. Светлана Аллилуева умерла ноябрьским днем 2011 года. Перед смертью она проинструктировала сотрудников дома престарелых: ни при каких обстоятельствах ее дочь не должна видеть ее в гробу. Аллилуеву всю жизнь преследовал образ собственной застрелившейся матери в гробу.

Из близких у Крис остались только друг-парикмахер Джино и любимая собака Спарта. Ее фотографии Эванс постоянно выкладывала в своем фейсбуке: Спарта на прогулке, Спарта залезла к хозяйке в кровать... Когда Спарта болеет, Крис пишет алармистские посты, что «не даст своей собаке умереть никогда». А потом, уже с иронией, замечает: «Да у моей собаки медстраховка лучше моей». Страховка у Крис действительно неважная. Она не покрыла всех расходов на ее собственное лечение, когда в прошлом году у нее обнаружили рак груди. Эванс пробовала собрать денег на платформе giveforward.com, но из запрошенных $5000 набрала только $2084. Из-за неважной страховки Крис была вынуждена сидеть в живой очереди, ждать каждого приема часами, и довольно скоро ее отстранили от работы. В какой-то момент Крис не хватало денег даже на собачий корм для Спарты. Правда, все кончилось благополучно: Крис прошла 12-недельный курс химиотерапии и теперь идет на поправку. А Джино поднимает ей настроение, меняя ей прически каждый месяц. Единственное, с чем Крис совладать не может, — это текущий дома унитаз, который она не в состоянии починить: «Жизнь такая смешная. Я могу победить рак, и залечить себе разбитое сердце, и пережить смерть близких, но вот сейчас, когда мой туалет течет уже много суток и конца этому не видно, и мне это обходится в доллар за секунду, я, *****, теряю голову».

Кажется, спустя пять лет после смерти Аллилуевой, жизнь Крис Эванс так и крутится вокруг матери. На руке набито Dear Mommy, на аватар в своем фейсбуке она ставит фотографию мамы и подписывает: «Ставить фотографию мамы на свою аватарку — жалкая попытка быть хотя бы капельку такой же великой, как была она. Я очень скучаю по ней, и она мне очень нужна».

По ночам Крис, как и маме, иногда становится страшно. Единственный плюс, который она находит в своем одиночестве, — это то, что ни с кем не надо делить пульт от телевизора. Она мечтает найти нового мужа, такого, чтобы у него не было детей от предыдущих браков и чтобы не пожалел денег на красивую свадьбу. Над девочками, которые выбирают себе свадебные платья в стиле 1920-х годов, она смеется и ищет идеи для идеального свидания на сайте Bored Panda — пока что ей больше всего нравится вариант с итальянским рестораном в пещере. Правда, как только она в реальности сталкивается с мужчиной, она совершенно не понимает, что делать: «Сегодня с утра меня позвали на свидание. В ТРЕНАЖЕРНОМ ЗАЛЕ. Ага, прямо во время тренировки. Такой — как дела? А я вся потная, без косметики. Не знаю что и думать. Есть мысли?»

Когда Крис становится тоскливо, она мечтает, чтобы рядом была мама: «Я хочу, чтобы мама дала мне пинок под зад, я заору, что она сумасшедшая, и взлечу под потолок, а потом все успокоится и будет так, как надо». Еще она любит вспоминать, как мама стригла ей волосы в детстве: «Лучше бы она писала романы, а не стригла меня». Самый вкусный запах на свете для нее — запах блинов, которые мама пекла в детстве, да и борщ она делает только по маминому рецепту, добавляя в него яйцо. И мамин борщ — это, кажется, единственное из русского, что ей по душе. В остальное время «русский» для нее скорее ругательное слово. Если в супермаркете мудак наступит на ногу — точно русский.

При советской власти всегда было холодно, щеки и ноги мерзли, мороз пробирал до костей...

При советской власти всегда было холодно, щеки и ноги мерзли, мороз пробирал до костей, даже член мерз в лютый холод, одежка была легкая, пальто - только демисезонное, ни куртки тебе "Аляска", ни дубленки (мэйд ин Югославия), ботинки, где вместо меха лежала газета "Труд", нарезанная стопкой для теплоты, под брюки, чтобы не отморозить "хозяйство", надевали треники или кальсоны на оскорбительных завязках, выпадающих в самый неподходящий момент, нельзя было раздеться перед девушкой до сатиновых трусов, и секс был незащищенный и без света, ты стыдливо снимал брюки, потом кальсоны, потом сатиновые трусы, и все это ты засовывал в рукав пальто, и вешал на гвоздь, если была целая петелька.
При капитализме все по-другому, глобальное потепление изменило нравы, есть удобная одежда и ботинки на все случаи жизни, есть белье, в котором можно гулять по улице, есть кондиционеры, устойчивое электроснабжение, климат-контроль, можно зимой уехать в лето и прожить там с сентября по апрель, можно пить ледяные напитки в зной, согревать себя горячительными напитками экзотического происхождения. Но не хочется.
Когда все доступно, нет смысла, бежать пять остановок за автобусом, где девочка, трет варежкой морозное окно, стоять три часа у нее под окном, размазывая ледяные сопли, и холод лучше ботокса сковывает твое лицо, глядящее на окно третьего этажа, где она делает уроки, можно добежать до "Аптеки" и позвонить, но нет двух копеек, можно написать письмо, но ответ придет через две недели, можно долго торчать в холодном парадном и ждать, когда хлопнет дверь, а потом спрятаться за почтовыми ящиками и не подойти...
А теперь - лафа, вошел в сеть, написал письмо, посмотрел в чате, как она раздевается для тебя под музыку Джо Кокера и все покажет, а ты в тепле и идти никуда не надо, она может даже приехать за недорого, но не хочется, все стало вокруг удобно, все доступно, но не хочется, а девочка та уехала в Сидней, там всегда лето, когда у нас зима, у нее уже трое внуков, и она никогда не узнает, как ты мерз с сосульками слез на щеках...

Галина Джугашвили: "Мне до сих пор не хватает отца"

Сын Сталина, старший лейтенант Красной армии Яков Джугашвили, не был в немецком плену.

ГИТЛЕР никогда не просил "вождя народов" об обмене фельдмаршала Паулюса на его сына. Суровая фраза Сталина, поразившая своей жестокостью: "Я солдата на фельдмаршала не меняю!" - всего лишь реплика из художественного фильма "Освобождение".

МНОГИЕ версии, появившиеся в последнее время, опровергают официальные данные о гибели в немецком плену сына Сталина. Российские эксперты-криминалисты доказывают, что тонны немецких листовок с фотографиями Якова Джугашвили - подделка.

Провокация абвера

ВОЗМОЖНО, старший лейтенант-артиллерист Яков Джугашвили погиб в неравном бою в середине июля 1941 г. или раненым попал в плен и там вскорости умер, а за Якова Джугашвили впоследствии Берлин выдавал другого человека. Это мог быть агент-двойник немецкой военной разведки абвер.

По официальной версии, Яков Джугашвили прошел шесть фашистских концлагерей и якобы в одном из них находился с известным генералом Карбышевым.

Семья Галины Яковлевны живет в бывшем доме НКВД, буквально в километре от Кремля. Очень скромная трехкомнатная квартира, стены которой украшают работы сына Селима - художника. На полке с книгами маленькая фотография деда - Сталина. Хозяйка квартиры - миниатюрная красивая женщина с точеной фигурой, явно доставшейся ей в наследство от мамы, артистки балета одесситки Юлии Мельцер. В длинном платье, с серебряными перстнями и браслетами на руках, Галина Джугашвили напоминает грузинскую княжну.

Галина Яковлевна окончила филологический факультет МГУ, защитила кандидатскую диссертацию, великолепно знает французский язык и долгое время работала в Институте мировой литературы, член Союза писателей России. Сейчас она на пенсии. И за несколько часов разговора ни разу не пожаловалась на жизнь, хотя ее пенсия и пенсия сына - инвалида с детства - едва составляют в сумме 5,5 тыс. рублей.

О правде и мифах гибели своего отца рассказывает дочь Якова, внучка Сталина Галина Яковлевна Джугашвили.

- Галина Яковлевна, вы помните своего отца?

- Помню, хотя последний раз я видела его, будучи трехлетним ребенком. Мне до сих пор его не хватает. Будь отец живым, моя жизнь сложилась бы по-другому. Он мог, я знаю точно, многому меня научить, чего при всем желании не могла сделать мама.

Человек на проволоке

- ИЗ РАЗНЫХ источников известно, что фашисты хотели публично казнить Якова Джугашвили - четвертовать под прицелом фотокинокамер и пленку отослать Сталину. И, якобы узнав об этом, ваш отец пошел на вынужденное самоубийство - бросился на колючую проволоку?

- Это очередная версия. На двух фотографиях "Человек на проволоке" есть различия: на немецкой - труп в грубых кирзовых сапогах, на другой, которая попала в руки американцев и была передана через 20 лет после окончания войны, - новенький офицерский сапожок ярко блестит на солнце. Лица не видно. Почему это мой отец? Это мог быть кто угодно, но меня все равно от этой фотографии словно током ударило.

Вот с этой фотографии и начались мои сомнения. Я верю своему внутреннему чутью. Сердцем верю, что мой отец не был неврастеником и самоубийцей.

- Есть еще одна версия: ваш отец якобы сбежал из плена в США или Канаду и даже после войны помогал вам и маме материально.

- Нет! И еще раз нет. На Западе на имени Сталина делали деньги, особенно после того, как в Советском Союзе был развенчан культ личности. В одной из грузинских бульварных газет даже появился рассказ о том, что Гитлер однажды вызвал папу к себе и посочувствовал ему за бессердечность к нему его отца - Сталина. Там же было еще написано, что до Евы Браун первой женой Гитлера была грузинка. И якобы Гитлер в память о первой любви отправил непростого военнопленного в Ирак. При этом Гитлер якобы обнял папу и "проронил скупую мужскую слезу". Так появилась еще одна версия: что отец в Ираке женился и я - родная сестра Саддама Хусейна!

Нет ни одной записи сына Сталина на магнитофон или кинопленку. Ни на одном из "протоколов" нет его подписи. В протоколах место рождения отца - Баку, а он родился в грузинском селе Бадзи. Ясно, что цель всех "документальных" подделок - удар по деду.

- После известия о пленении немцами Якова Джугашвили вашу маму арестовал НКВД. Как такое мог допустить Сталин? Говорят, что он даже не извинился перед своей невесткой, когда Юлия Джугашвили, совершенно седая, вышла из тюрьмы.

- Одна из причин - фотография папы в кожаной куртке на немецкой листовке. Это фото можно было взять только из семейного альбома (возможно, его выкрала немецкая агентура еще до войны). А вы знаете, как НКВД относился к "врагам народа" - офицерам, попавшим в плен? Сталин еще раз дал понять, что сын и его семья ничем не отличаются от других. И почему для своей невестки он должен делать исключение? Полтора года мама провела в тюрьме: сначала в Москве, потом в Энгельсе. При этом я никогда не слышала от нее ни одного худого слова в адрес деда.

- Говорят, что вы вышли замуж по разрешению Политбюро ЦК КПСС?

- Мы с Хосином женаты 37 лет, из них 7 лет добивались регистрации брака. Мой муж родом из Алжира, математик, кандидат наук, эксперт ООН по чрезвычайным ситуациям. Естественно, мне хотелось побывать на его родине. С моей фамилией это было невозможно. Удалось через знакомых передать письмо лично в руки Ю. Андропову. Тогда всем ведал КГБ. Шеф Лубянки отреагировал быстро, сказав: "Мои орлы разберутся". Андроповские "орлы" дали указание в загс зарегистрировать наш брак, но при одном условии: что Галина Джугашвили и ее сын никогда не покинут СССР.

- Вам не страшно жить с фамилией Джугашвили? Для одних Сталин - победитель, для других - тиран и деспот, погубивший миллионы людей. Его иногда сравнивают с Гитлером. А кто он для вас?

- Для меня он дедушка. Родной! Я могла поменять фамилию очень просто, как это сделала Светлана. Это было бы предательством по отношению к деду и родителям. Сталин - мой единственный дедушка. Другого, с маминой стороны, я не видела, он умер раньше, чем я родилась. Сталин - мой дед, во мне течет его кровь. Как же мне его не любить?

Историк Михаил Зуев: сын Сталина был убит в Заксенхаузене часовым

О том, как погиб сын Сталина Яков Джугашвили, имелись ли точные данные разведки о нападении Германии на СССР, хотел ли Советский Союз напасть на Германию, сколько советских бойцов и солдат вермахта погибли в годы Великой Отечественной войны, на эти и многие другие вопросы ответил в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Александру Степанову старший научный сотрудник Института военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук М.Н. Зуев.

Кропотливая работа по ликвидации белых пятен в истории Великой Отечественной войны ведется многие годы. Большинство документов той поры уже рассекречено, однако многие факты самого кровавого противостояния в мире еще предстоит узнать, проанализировать и переосмыслить. О том, как погиб сын Сталина Яков Джугашвили, имелись ли точные данные разведки о нападении Германии на СССР, хотел ли Советский Союз напасть на Германию, сколько советских бойцов и солдат вермахта погибли в годы Великой Отечественной войны, на эти и многие другие вопросы ответил в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Александру Степанову старший научный сотрудник Института военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук М.Н. Зуев

- Михаил Николаевич, Служба внешней разведки (СВР) рассекретила документы о начале Великой Отечественной войны из которых следует, что Сталин по докладам разведки знал о готовящейся войне, насколько точна эта информация?

- Сейчас не только СВР, но также ГРУ и ФСБ рассекретили многие архивные документы, касающиеся кануна и начала Великой Отечественной войны. Весьма расхожей стала версия, что Сталин по докладам разведки знал о готовящейся войне, но не предпринимал необходимых мер по ее отражению. Это упрощенное представление о событиях того времени.

Не совсем полно отражают действительное состояние дел ссылки на то, что Сталин замкнул на себя поток сырой информации, которая не прошла через сито экспертов, и выводы и прогнозы  делал  на основе собственных критериев. Несостоятельно также утверждение, что подавляющее большинство разведывательных донесений достоверно отражало нарастание военной угрозы со стороны Германии, но многие сведения не были учтены советским руководством.

-  Но ведь советские разведчики, в частности  Рихард Зорге,  передавали в Москву точную дату начала войны.

- В разведсообщениях  действительно докладывалось о нарастании угрозы германского вторжения, однако существовал очень большой разнобой в получаемой информации. Конечно, это происходило  не в последнюю очередь  из-за дезинформационных мероприятий немцев  относительно того, когда, где и какими силами произойдет германское нападение. И если сроки вторжения были все-таки определены, то этого нельзя сказать о направлении главного удара и районе сосредоточения главной группировки германских войск.

В частности, разведка не смогла определить, куда перебрасывались основные немецкие ударные соединения. Был также сделан неверный вывод относительно направления главного удара – правый (южный) фланг  немецкой группировки в направлении на Украину.

Об этом совершенно четко, хотя  и скупо пишет Георгий Константинович Жуков в своих мемуарах еще первого издания, подвергавшихся, как известно, сильному редактированию сверху: "…Пришлось в первые же дни войны 19-ю армию, ряд частей и соединений 16-й армии, ранее сосредоточенных на Украине и подтянутых туда в последнее время, перебрасывать на западное направление и включать с ходу в сражения в составе Западного фронта. Это обстоятельство, несомненно, отразилось на ходе оборонительных действий на западном направлении".

Кроме того, зачастую в качестве "сита" выступали сами руководители разведки, которые отбраковывали сомнительную, по их мнению, развединформацию. Так, это было в случае с известным сообщением Рихарда Зорге от 1 июня 1941 года о том, что наиболее сильный удар будет нанесен левым флангом германской армии , на которое Филипп Иванович Голиков, в то время заместитель начальника Генштаба - начальник Главного разведывательного управления,  наложил резолюцию: "В перечень сомнительных и дезинформационных сообщений Рамзая".

Советской разведке не удалось точно и полностью вскрыть подготовку  Германии к нападению на СССР, хотя она и добыла максимально возможный объем информации.

- Можно ли сейчас понять, почему не были  приняты все необходимые меры для обороны страны?


- Некоторые историки полагают, что у Сталина не было другого выхода, кроме как тянуть время и выжидать, избегая действий, которые могли ускорить выступление Германии. В противном случае СССР якобы пришлось бы вести войну не только против Германии и ее союзников, но и против более широкой коалиции государств. Однако ближе к исторической истине, как нам представляется, те историки, которые, как и маршал Александр Михайлович Василевский, полагают, что Сталин упустил момент, когда "нужно было смело перешагнуть порог".

Объективности ради необходимо отметить, что даже с позиций нашего времени, зная все то, что произошло, достаточно трудно определить  верный альтернативный вариант, который должно было выбрать советское руководство. Скорее всего,  это могло бы быть решение без объявления всеобщей мобилизации занять прочную оборону частями прикрытия госграницы с одновременным выдвижением войск для занятия позиций второго стратегического эшелона, возможно, вдоль старой линии укрепрайонов. Если были бы приняты упреждающие меры, последствия нападения можно было бы в лучшем случае смягчить, но не предотвратить. И, конечно, не могло идти речи не только о каком-то превентивном ударе, но и даже о развертывании дополнительных сил вдоль границы.

Если бы были приняты эти меры, то вполне вероятно, как утверждает Василевский, "уже в первые дни войны были бы нанесены противнику такие потери, которые не позволили бы ему столь далеко продвинуться по нашей стране, как это имело место".

Данные о потерях СССР и Германии в Великой Отечественной войне сильно разнятся. Есть ли точная статистика погибших как с нашей стороны, так и с германской?

Точно установить число погибших военнослужащих и гражданских лиц по ряду стран чрезвычайно трудно, так как во многих из них отсутствуют статистические данные потерь населения за войну в целом, либо эти данные не отражают действительного положения. Кроме того, фашисты стремились всячески скрыть свои злодеяния, а после войны их адвокаты умышленно искажали  показатели людских потерь в отдельных странах. Тем не менее исследования показывают, что всего в годы Второй мировой войны погибло не менее 60 миллионов человек. Самые большие прямые и косвенные потери понесли Европейские страны, где  погибло более 40 млн. человек, то есть значительно больше, чем на других континентах, вместе взятых.

Людские потери СССР военного времени оцениваются в 26 миллионов 600 тысяч человек, что составляет 16% от послевоенного населения страны.

-  Можно ли назвать точные цифры потерь среди военнослужащих Советской Армии и  Германии? Свидетельствуют ли эти данные о том, что советские солдаты были подготовлены хуже,  чем солдаты вермахта?


- Невосполнимые потери советских военнослужащих составили 8  миллионов человек. Война нанесла большой урон и Германии – свыше 13 млн. человек убитыми, ранеными, пленными, пропавшими без вести. В результате исследований установлено, что суммарные безвозвратные потери вермахта на советско-германском фронте с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года составили более 8 миллионов 876 тысяч  солдат и офицеров, а армий ее сателлитов (Венгрии, Италии, Румынии, Финляндии, Словакии) – 1 миллион 468 тысяч 145 человек. Общие безвозвратные потери Германии и ее союзников более  10 миллионов 344 тысяч человек.

В ходе войны советские войска, командиры, военачальники, рядовые довольно быстро и основательно учились воевать по-новому, овладевать искусством ведения как оборонительных, так и наступательных боев и операций, управления войсками. Неуклонно росла техническая оснащенность Красной армии. Критически осваивался опыт боев и сражений, активно развивалась военная теория, выводы которой находили применение в военной практике. Все это положительно сказалось как на эффективности действий советских войск, так и на уменьшении числа их потерь.

22 июня 1941г. Медсестры оказывают помощь первым раненым после воздушного налёта фашистов под Кишиневом

Это подтверждается следующими данными. Так, безвозвратные потери советских войск в первый период Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 года по 18 ноября 1942 года составили свыше 6 миллионов  человек и значительно превосходили немецкие, которые, по некоторым данным, на конец сентября 1942 года составляли 2 миллиона 300 тысяч человек. Но уже в период Сталинградской битвы советские потери практически сравнялись с немецкими, включая потери их союзников, а в дальнейшем стабильно были меньше. За время войны советскими войсками, согласно учетным документам, было пленено 2 миллиона 704 тысячи  немецких военнослужащих и 735 тысяч военнослужащих стран-союзниц Германии, из которых абсолютное большинство после освобождения благополучно вернулось на родину. С учетом этого невосполнимые потери Германии составили 6 миллионов 172 тысячи человек, ее сателлитов – 733 тысячи, а всего – 6 миллионов 905 тысяч человек.

Таким образом, демографические потери Красной армии и демографические потери вооруженных сил Германии и армий ее союзников соотносятся как 1,3:1 и то в основном за счет истребления более 3миллионов 700 тысяч советских военнопленных в фашистских лагерях.

- Имеют ли под собой основания заявления  гитлеровской пропаганды сразу после начала войны о том, что Германия совершила нападение на СССР для того, чтобы обезопасить себя от потенциальной угрозы со стороны Советского Союза?


- Дело в том, что если говорить о потенциальной угрозе со стороны СССР, то она существовала для гитлеровской Германии с того самого момента, как Гитлер начал осуществлять свою агрессивную политику. СССР последовательно выступал против захватнических планов нацистского руководства и готов был использовать все средства, включая военную силу, для поддержания коллективной безопасности в Европе. Так это было в случае с Чехословакией, которую западные демократии принесли в жертву Гитлеру, так это было и в случае с Польшей, которую те же западные демократии бросили на произвол судьбы, когда Германия напала на нее. И в первом, и во втором случае СССР до последнего момента пытался создать военный  блок против гитлеровской агрессии, и не его вина, что все его попытки натолкнулись на откровенное неприятие со стороны партнеров. В конце концов СССР пришлось отказаться от идеи коллективной безопасности в пользу защиты своих национальных интересов и пойти на заключение советско-германского договора о ненападении. Это почти на два года отсрочило нападение Германии на СССР, что дало возможность советскому руководству использовать это время для форсированной подготовки к войне.

Гитлер, конечно, понимал и, очевидно, был информирован, что в СССР идут активные военные приготовления. Поэтому для него вопрос о потенциальной угрозе со стороны СССР никогда не снимался с повестки дня. Но не только этим объясняется то, что, начиная с июля 1940 года, Германия начала готовиться к "восточному походу". Гитлеру нужны были ресурсы для осуществления своих бредовых планов мирового господства, и эти ресурсы он видел в захвате территории СССР (украинский хлеб и кавказская нефть). Кроме этого, ликвидация СССР с самого начала лежала в основе стратегических планов нацистского руководства. Наконец, Гитлер и его генералитет считали, что СССР можно будет легко разгромить в считанные недели. Именно эти факторы, а не мифическая советская угроза лежали в основе принятия Гитлером политического решения о нападении на Советский Союз. Архивные документы, открытые в последнее время, убедительно показывают, что СССР не собирался нападать на Германию, хотя соответствующее военное планирование, естественно, велось. Однако Сталин понимал, что СССР еще не готов к войне.

- Можно ли сейчас внести ясность в судьбу старшего сына И.В. Сталина, который по одной из версий погиб в бою, а по другой - в немецком плену?

- Да, можно. В настоящее время рассекречены архивные документы, которые вносят ясность в этот вопрос.

Так, из протокола допроса немцами военнопленного, старшего лейтенанта Якова Иосифовича Джугашвили следует, что он 16 июля 1941 г. в районе Лясново попал в плен в должности командира батареи 14-го гаубичного полка, приданного 14-й танковой дивизии. Также из документов следует, что Джугашвили в период с апреля по июнь 1942 года содержался в лагере военнопленных около города Гоммельсбург в Южной Баварии. Вел себя мужественно и достойно. Наконец, в архиве хранится докладная записка заместителя министра внутренних дел СССР Ивана Александровича Серова министру внутренних дел Сергею Никифоровичу Круглову от 14 сентября 1946 г., в которой говорится, что на основании допросов коменданта и командира батальона охраны концлагеря Заксенхаузен было выяснено, что в марте 1943 году Джугашвили был переведен в этот концлагерь и содержался в особом лагере "А". Держал себя независимо и замкнуто, даже с некоторым презрением к администрации лагеря, ни с кем не разговаривал. В конце 1943 года, находясь на прогулке около барака, Джугашвили отказался выполнить требование зайти в барак и направился через нейтральную тропу к проволоке. После окрика часового Яков стал ругаться, разорвал ворот гимнастерки и закричал часовому: "Стреляй!". Часовой выстрелил в голову и убил Джугашвили.

Ранее представитель ФСБ сообщил, что по имеющимся у них архивным документам, Яков Джугашвили действительно находился в плену и, что он "вел себя там достойно". Подробнее об этом >>

- Ваш институт участвует в проекте написания 12-томного труда "Великая Отечественная война 1941-1945 гг.".  По замыслу этот проект -  одно из самых объемных и подробных описаний Великой Отечественной войны. Насколько объективен этот труд? Какой авторский коллектив участвует в написании 12-томника?

- 12-томный труд "Великая Отечественная война 1941-1945 гг." - это очень серьезный и важный проект, инициированный на самом высоком государственном уровне. Решением Президента РФ была образована Главная редакционная комиссия (ГРК) под председательством Министра обороны Анатолия Сердюкова и утвержден структурный план и план-график разработки этого многотомника. На подготовку труда были выделены  немалые государственные средства.

В творческий коллектив вошли представители научных институтов Российской академии наук (РАН), ведомственные институты, архивы и учреждения Министерства обороны, МИД РФ, ФСБ и другие структур.

Институт военной истории тоже оказался подключенным к этому проекту, но только на правах исполнителя или соисполнителя некоторых томов. В результате наш Институт, например, не имел возможности повлиять на структуру и содержание всех 12 томов труда. Мы оказались в стороне от подготовки первого тома, который был скоропалительно собран и издан "Воениздатом", вызвав немало вопросов со стороны отечественных историков и военных специалистов. Настоящая чехарда началась при написании второго тома, готовить который изначально было поручено Институту военной истории.

В подготовке второго тома были использованы наработки нашего Института, которые по тем или иным причинам не увидели свет в прошлом. Вся работа в нашем Институте велась без расходования выделенных государством финансов. Это была принципиальная позиция и руководства Института, и самих авторов. Проект второго тома был подготовлен в нашем Институте точно в соответствии с утвержденными Министром обороны сроками и представлен заказчику. Эта рукопись была раскритикована, правда в устной форме, некоторыми членами Экспертной группы Главной редакционной комиссии.

Можно много говорить о перипетиях, связанных с судьбой рукописи этого тома, но факт остается фактом: вариант второго тома, подготовленный в Институте военной истории, был забракован.

Однако, несмотря на все эти объективные и субъективные трудности, в Институте военной истории продолжается интенсивная работа над следующим изначально порученным Институту четвертым томом труда.

Рукопись четвертого тома, подготовленная в Институте военной истории, была сдана заказчику в начале февраля 2012 г. Прошло уже два месяца, но никакой реакции не последовало. Более того, у нас даже нет официально утвержденной структуры  четвертого тома. Ситуация становится еще более интересной, если учесть, что третьего тома, который, естественно, должен предшествовать четвертому тому, нет вообще.

Когда речь заходит о серьезных концептуальных исторических проблемах, событиях и явлениях, имеющих принципиальное значение для государственного строительства и национального развития, вступает в силу другой вектор деятельности. Широкая дискуссия в экспертном сообществе и обществе в целом, выработка единой научной концепции должны предшествовать реализации этого проекта. Варианты должны представляться и рассматриваться на конкурсной основе, что, кстати, и предусматривается Федеральным законодательством. Только тогда мы сможем говорить об объективности исторических исследований. А этого как раз и не хватает.

ЯКОВ СТАЛИН НЕ БЫЛ В ПЛЕНУ









«Знавший» три иностранных языка, Яков Джугашвили в академии провалил экзамены по английскому... И не сдал зачета по основам марксизма-ленинизма







ЯКОВ СТАЛИН НЕ БЫЛ В ПЛЕНУ

Суровая фраза «отца народов»: «Я солдат на фельдмаршалов не меняю!» — вошла в плоть и кровь нашей родной мифологии. Непреклонный вождь, скрывающий отцовское горе в набивании трубки. Его приближенные, тактично выходящие из кабинета...

Время произнесения этой фразы — середина февраля 1943 года. Уже окончена битва на Волге и до 14 апреля, когда будет получено сообщение, что старший сын Иосифа Сталина Яков Джугашвили бросился на проволоку в Особом лагере «А» при концентрационном лагере Заксенхаузен и был застрелен часовым как при попытке к бегству, осталось около двух месяцев. Именно тогда жена фельдмаршала Паулюса обратилась к Гитлеру с просьбой обменять ее мужа на Якова Джугашвили, однако Гитлер от этого предложения отказался.

Но мало кто знает, что в действительности Сталин не говорил этих слов. Да, сестра Якова Джугашвили Светлана Аллилуева вспоминает в книге «Двадцать писем к другу»: «Зимой 1942/1943 года, уже после Сталинграда отец вдруг сказал мне во время одной из наших редких встреч: «Немцы предложили мне обменять Яшу на кого-нибудь из своих. Стану я с ними торговаться? На войне как на войне!» Однако память даже столь близкого к Сталину человека — вещь все равно не самая надежная. Ведь впервые появилась эта фраза в одной английской газете и, скорее всего, была плодом фантазии какого-то досужего журналиста. Изящным стилистическим приемом. Вполне логично предположить, что Сталин, уже знавший по каналам ТАСС о публикации в английской газете, воспроизвел эту фразу в своей редакции, понимая, что она все равно будет приписана ему.

Фраза, даже такая, все равно остается фразой, а вот полученные в последнее время данные, криминалистический анализ документов и фотографий позволяют сделать вывод также о том, что под сомнение попадает и другой миф, миф о самом факте пленения и дальнейшем нахождении в плену Якова Джугашвили.


ПРИВЫЧНЫЙ ХОД ВЕЩЕЙ

По устоявшейся, известной истории пленения и гибели сына Иосифа Сталина сцепление событий шло следующим образом. Яков Джугашвили прибыл на фронт в конце июня 1941 года, с 4 июля участвовал в боях, попал в окружение, закопав документы, переоделся в гражданское (и приказал сделать то же самое своим подчиненным...), но 16 июля оказался в плену, был этапирован в сборный лагерь Березина, где еще не был опознан, но 18 июля 1941 года был первый раз допрошен уже как сын Иосифа Сталина. Далее Яков Джугашвили якобы выступил с заявлением, что борьба против германских войск бессмысленна. Текст заявления даже печатали на листовке, служившей для советских солдат «пропуском» в немецкий плен. Там же была и фотография Якова Джугашвили. Кроме того, существует листовка с текстом записки, якобы написанной Яковом и адресованной отцу: «19.7.41. Дорогой отец! Я в плену, здоров, скоро буду отправлен в один из офицерских лагерей в Германии. Обращение хорошее. Желаю здоровья. Привет всем. Яша». Потом след Якова Джугашвили можно проследить по нескольким лагерям для военнопленных, пока он не оказывается в том самом Особом лагере «А», где и погибает.

Помимо записки из плена, имеется открытка, отправленная из Вязьмы 26 июня 1941 года. Ранее адресованный жене Якова Джугашвили текст никогда не публиковался и его следует привести полностью хотя бы потому, что в нем содержится одна из зацепок, позволяющих усомнить «известную» версию. Итак: «26.6.1941. Дорогая Юля! Все обстоит благополучно. Путешествие довольно интересное. Единственно, что меня тревожит, это твое здоровье. Береги Галку и себя, скажи ей, что папе Яше хорошо. При первом удобном случае напишу более пространное письмо. Обо мне не беспокойся, я устроился прекрасно. Завтра или послезавтра сообщу тебе точный адрес и попрошу прислать мне часы с секундомером и перочинный нож. Целую крепко Галю, Юлю, Отца, Светлану, Васю. Передай привет всем. Еще раз крепко обнимаю тебя и прошу не беспокоиться обо мне. Привет В. Ивановне и Лидочке, с Сапегиным все обстоит благополучно. Весь твой Яша».

Яков Джугашвили так и не отправил никакого «пространного письма». 11 июля немцы ворвались в Витебск. В результате 16-я, 19-я и 20-я армии оказались в окружении. В числе окруженных частей оказался и 14-й гаубичный артиллерийский полк. Далее все вписывается в устоявшуюся версию.


ИЗ ОКРУЖЕНИЯ — БЕЗ ДОКУМЕНТОВ...

...Утром 22 июня 1941 года 14-й гаубичный артиллерийский полк 14-й танковой дивизии находился на полигоне Кубинка и проводил учебные стрельбы. Шел проливной дождь. К полудню распогодилось и всех собрали на митинг, прослушали выступление Молотова. Потом было партийное собрание, а 23 июня танковая дивизия и весь корпус, в котором Яков служил с 9 мая после выпуска из академии, начали готовиться к выступлению на фронт.

Следует сразу отметить, что Яков Джугашвили был высококлассным артиллеристом, показывающим очень высокие результаты в стрельбе. Так из своего 152-мм орудия, гаубицы, он попадал в танк, демонстрируя высший артиллерийский пилотаж. Также следует иметь в виду, что 14-я танковая дивизия, куда входил 14-й артиллерийский полк, нанесла немцам за время боев вполне адекватный урон. Было уничтожено 122 танка противника, при том, что в самой дивизии было 128 танков, из которых при выходе из окружения удалось сохранить пять. По сравнению с другими частями на Западном фронте эти показатели можно считать почти выдающимися.

Когда остатки дивизии были окружены в районе станции Лиозно, восточнее Витебска, то из окружения первыми вышли части 14-го гаубичного полка, что произошло 19 июля к вечеру.

По итогам боев 23 июля командование полка представляет Якова Джугашвили к ордену Боевого Красного Знамени. 29 июля документы пришли к маршалу Тимошенко, командующему Западным направлением, и были направлены в Главное управление кадров, то есть было отправлено представление на человека, которого физически в данный момент в штате полка не было. 5 августа Булганин направляет Сталину телеграмму, в которой говорилось, что Военный совет фронта оставил в списках награжденных старшего лейтенанта Джугашвили, а вот когда 9 августа Указ о награждении был напечатан в газете «Правда», фамилии Джугашвили там уже не было: в проекте Указа Яков Джугашвили шел под номером 99 и его фамилию аккуратно вычеркнули, только одну его, что, вероятнее всего, было сделано по негласному распоряжению Сталина.

Сообщение о том, что Яков Джугашвили находится в германском плену, прошло 21 июля. Почему немцы ждали три дня? Ведь, как было указано, первый протокол допроса датирован 18 июля. Но возможно, что они собирали и в спешном порядке систематизировали попавшие к ним документы. Какие? Дело в том, что 15 июля 1941 года, в 3 часа ночи, при выходе из окружения в колонне 14-го гаубичного артиллерийского полка случилось ЧП: загорелась машина со штабными документами.

«...Мы, нижеподписавшиеся командир штабной машины лейтенант Белов, завделопроизводством строевой части сержант Головчак, инструктор пропаганды старший политрук Горохов, завделопроизводством секретной части сержант Булаев, писарь строевой части Федьков, писарь артиллерийского парка Быков, составили акт о том, что 15 июля 41 года полк отходил прорываясь из окружения через местечко Лиозно Витебской области. Машины штаба полка подверглись обстрелу со стороны противника. От прямого попадания снаряда машина штаба ЗИС-5 загорелась. Вывезти машину не было возможности, и последняя полностью сгорела со следующими документами и имуществом: штаты, личные дела младшего и рядового состава, книга приказов, дело по переписке с дивизией, дело разведовательных и оперативных сводок, гербовые печати, книга учета начальствующего состава за 1941 год, книга исходящих документов, книга начальствующего состава, ящик с партийными и комсомольскими документами, различное имущество». Подписавшие акт утверждали, что сгорело все, но скорее это была попытка — впрочем, оказавшаяся удачной, — уйти от ответственности за то, что штабная машина и находившиеся в ней документы попали к неприятелю.

И тогда у немцев появились образцы почерка Якова Джугашвили. Что касается упоминавшегося в открытке «пространного письма», то оно вполне могло оказаться у немцев с личными документами уже после гибели Якова Джугашвили. Информации было вполне достаточно для того, чтобы начать серьезную игру. И не с Яковом Джугашвили, а с человеком, на него похожим, с двойником, благо в германской разведке был накоплен поистине уникальный материал их использования.


ПОДЛОГ КАК МЕТОД РАБОТЫ

Протоколы допросов Якова Сталина укрепляют в предположении, что история его пленения и жизни в плену есть результат работы германских спецслужб. Причем тут имеются факты очевидные, а также — скрытые, становящиеся понятными при тщательном анализе.

К представляющимся очевидным следует отнести довольно грубую работу по фальсификации почерка Якова Джугашвили и монтажу фотографий, которые в течение долгого времени выдавались за подлинные снимки плененного сына Сталина на разных этапах его нахождения в германском плену. Так, из четырех известных образцов почерка Якова Иосифовича Джугашвили, выполненных им якобы в плену в 1941 — 1942 гг., результаты криминалистической экспертизы показали, что два документа исполнены другим лицом, а два — написаны рукой старшего сына Сталина. Но в то же время специалисты Центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз МО РФ отмечают, что отсутствие подлинников записок Я.И. Джугашвили (исследовался только текст, изображенный на фотовкладках) не исключает возможности технической подделки с комбинированием отдельных слов и буквосочетаний из имевшихся в распоряжении немецкой стороны образцов подлинного рукописного текста старшего лейтенанта Джугашвили. Также сомнительна подлинность фотографий. В ходе исследования фотографических снимков Я.И. Джугашвили, изготовленных в Германии с июля 1941 года по 14 апреля 1943 года, были выявлены признаки частичной подделки фотоматериалов с использованием ретуши и фотомонтажа.

На основании проведенной экспертной оценки специалисты Центра установили, что из одиннадцати немецких фотоматериалов семь являются фото- и типографской репродукцией, на восьми снимках установлено наличие ретуши изображения, три изготовлены путем фотомонтажа (в том числе и для придания в изображении Якова Джугашвили иного состояния мимики). На одном из снимков было также выявлено применение в фотомонтаже зеркального изображения (напечатанного с перевернутого негатива).

Нельзя исключить, что у немцев были снимки Якова Джугашвили, полученные от агентуры еще до войны, или же они — если предположить, что сын Сталина все-таки не погиб в боях, — использовали одни и те же снимки, сделанные сразу после пленения Якова Джугашвили.

Удивляет и то, что отлаженная пропагандистская машина нацистской Германии ни разу не использовала такие материалы, как киносъемку или запись голоса Якова Джугашвили. Всего несколько фотографий и несколько небольших записок!

Странным выглядит не только содержание протоколов допросов Якова Джугашвили, но и их судьба. Протокол первого допроса такого важного пленника, вокруг которого завертелись колеса пропагандистской машины нацистов, как показал разбор архивов в Саксонии в 1947 году, был подшит в дела 4-й танковой дивизии корпуса Гудериана. Другой протокол допроса оказался в архиве люфтваффе, что также внушает сомнение в их подлинности.

Что же касается содержания протоколов, то в них масса несуразностей и ошибок, по которым можно предположить, что все приписанное Якову Джугашвили писал немец. Так, Яков якобы рассказывал офицеру абвера, как он, пока полк уже стоял под Лиозно, западнее Смоленска, поехал в Смоленск и присутствовал при поимке в трамвае немецкого шпиона.

Явными ошибками в протоколах были не только несуразности с годом и местом рождения Якова Джугашвили, хотя в протоколах и в дальнейшем немцы оперировали теми данными, что содержались в документах из якобы сгоревшей штабной машины 14-го артиллерийского полка. Также явной ошибкой была информация о том, что Яков Джугашвили знал три иностранных языка, в то время как он не мог сдать экзамен по английскому в академии. И уж, конечно, он не знал французского языка на таком уровне, чтобы якобы уже в лагере целых шесть месяцев «свободно беседовать» с интернированным сыном премьер-министра Франции, капитаном Рене Блюмом.


ИГРА ПО-КРУПНОМУ

Вот как, по свидетельствам других узников немецких лагерей, показывали пленного сына Сталина окружающим. «Несколько раз видели его в лагере поближе. Он жил в генеральском бараке, и каждый день его подводили к лагерному проволочному ограждению для показа публике, как пленного сына Сталина. Он был одет в простую серую шинель с черными петлицами, в пилотку и кирзовые сапоги. Перед ограждением стоял, положив руки за спину, и смотрел выше голов любопытствующей толпы, которая с другой стороны ограждения оживленно переговаривалась с частым повторением Stalins Sohn».


ЦЕЛЬ — СЛОМИТЬ СТАЛИНА?

Возможно, фальсификация преследовала не только пропагандистские, но и психологические цели. Таким образом хотели оказать психологическое давление на Сталина. Первостепенное внимание персоне Сталина уделялось не только потому, что Гитлер ненавидел его больше, чем любого другого лидера противостоявшего ему блока государств. Ведь Сталин был фигурой номер один, на нем замыкались все важнейшие вопросы внутренней и внешней политики Советского Союза. А значит, и весь ход Второй мировой.

Анализируя совокупность доступных документов, можно предположить, что о проведении этой операции в самой Германии знали единицы. Если оценить условия содержания «пленника», его перемещение по различным лагерям, напрашивается вывод, что подходы к «сыну Сталина» жестко контролировались немецкой стороной, и все попытки советских спецслужб получить более точную, достоверную информацию об «узнике», окончились неудачей.

Если предположить, что сын Иосифа Сталина погиб, а не попал в плен, то после гибели Якова Джугашвили события могли развиваться в двух направлениях. За старшего лейтенанта Якова Джугашвили выдал себя его земляк — сослуживец, который знал отдельные факты его биографии. В этой связи предстоит внимательно изучить список без вести пропавших военнослужащих 6-й батареи второго дивизиона 14-го гаубичного артиллерийского полка. По второму направлению немецкие спецслужбы могли воспользоваться документами погибшего сына Сталина, найдя для участия в «спектакле» своего «пленника». Это более вероятное развитие событий.

Переходя к вопросу гибели «пленника», необходимо отметить, что, по немецким источникам, 14 апреля 1943 года произошла трагедия и Яков Джугашвили погиб (был застрелен) в концлагере Заксенхаузен «при попытке к бегству». Основываясь на этой информации, ряд отечественных и зарубежных исследователей считают, что это был осознанный акт самоубийства. Но почему эта трагедия произошла в апреле 1943 года? С конца марта — начала апреля 1943 года — времени окончания зондирования через представителей Международного Красного Креста позиций сторон по проблемам обмена пленными — участь «особого узника» была предрешена. Можно предположить, что дальнейшее его участие в операции могло привести к полному раскрытию фальсификации.

Как бы то ни было, дальнейшие изыскания по делу Якова Джугашвили помогут устранить еще одно «белое пятно» в истории военных лет.

Портрет тирана в молодости









Найти будущего Сталина легко: он самый маленький в верхнем ряду



















В Великобритании опубликована книга известного историка Саймона Сибага Монтефиори «Молодой Сталин», основанная на новых документах. Автор обнаружил их в Госархиве Грузии

Наталья ГОЛИЦЫНА, Лондон

Новая книга Монтефиори читается как триллер. Это не академическая биография, а исследование жизненных установок молодого Сталина. Кроме того, архивные находки позволяют понять, как романтический поэт и семинарист превратился в фанатичного революционера и преступника. Монтефиори показывает и психологические истоки сталинского политического терроризма — их он видит в бандитских подвигах молодого Сталина, оправдывавшего интересами революции грабежи, рэкет, убийства.

МАТЬ

Свою книгу Саймон Монтефиори начинает с попытки прояснить одно из самых темных мест биографии Сталина — проблему его происхождения. Эту проблему ему помогают, в частности, решить воспоминания матери Сталина Кеке Джугашвили, записанные с ее слов в августе 1935 года и пролежавшие в грузинском государственном архиве 70 лет, пока их не обнаружил там английский историк. В Гори злые языки утверждали, что вечно пьяный сапожник Бесо Джугашвилии вовсе не был подлинным отцом Сталина и называли трех наиболее вероятных кандидатов: Якова Игнаташвили, Дамиана Давричи и священника Чарквиани.

Монтефиори пишет: «Игнаташвили был подлинным патроном семьи Джугашвили — утешителем жены и спонсором сына. Он был женат, у него были дети. Это был процветающий владелец нескольких духанов и виноторговец. Кроме того, этот незаурядный атлет с ухоженными усами был еще и чемпионом по борьбе. Кеке сообщает в своих записках, что «он всегда пытался помочь нам создать семью». Вряд ли она понимала это в прямом смысле — хотя, кто знает, может быть, она пыталась о чем-то поведать в завуалированной форме?

Другим потенциальным отцом был глава полиции Гори Дамиан Давричуи, который помогал Кеке, когда та жаловалась на беспробудное пьянство мужа. «Насколько мне известно, — свидетельствует друг шефа полиции и мэр Гори Джурули, — Сосо был сыном Давричуи. Все в Гори знали о его связи с красавицей матерью Сосо».

Сталин сам сказал на приеме в 1934 году, что его подлинным отцом был священник. И это приводит нас к третьему кандидату — отцу Христофору Чарквиани. Все трое были женаты, но грузинская мачистская культура предполагала и допускала наличие у мужчин любовниц. Священнослужители в Гори не были исключением. Все они были известными в городе людьми и волочились за миловидной чужой женой, у которой были неприятности... Была и еще одна причина появления версии об отце-священнике. В семинарию, куда был зачислен Сосо, принимали только детей священников, поэтому его мать и утверждала, что он был принят как сын священника».

Монтефиори пишет, что с матерью у Сталина сложились довольно прохладные отношения. Он регулярно писал ей, но держал на расстоянии. Автор «Молодого Сталина» считает, что причиной этого было сходство характеров — Кеке была единственным человеком в советской России, который мог позволить себе заявить вслух: «Не понимаю, почему мой сын не может разделить власть с Троцким». Сталин не мог терпеть такую независимость, пишет Монтефиори. Когда Кеке в последний раз посетила сына в 1936-м, то заявила, что сожалеет, что тот не стал священником. Это позабавило Сталина. Когда Кеке умерла в 1937-м, Сталин не приехал на похороны, а прислал лишь венок с надписью: «Дорогой и любимой матери от ее сына Иосифа Джугашвили».

ГРАБЕЖИ

Книга «Молодой Сталин» начинается с описания знаменитого вооруженного ограбления на центральной площади Тифлиса двух карет госбанка, организованного 29-летним Сталиным в июне 1907 года. Во главе боевой группы из 20 человек (в том числе трех девушек, под платьями у которых были спрятаны маузеры) Сталин поставил друга детства Симона Тер-Петросяна по кличке Камо. Было взорвано более десяти бомб и похищено 250 тысяч рублей (по тогдашнему курсу — более 4 млн долларов). 80 процентов этой суммы было переправлено Ленину за границу, 20 процентов ушло на развитие бандитского промысла. Монтефиори рассказывает, как боевики Сталина занимались вымогательством и похищением людей, не брезгуя даже пиратством, пополняя казну большевистской фракции РСДРП.

Сталина давно подозревали в причастности к бандитским ограблениям, но прямых доказательств у историков не было. Монтефиори удалось обнаружить их в архивах Тбилиси и Москвы. Бандитские похождения будущего «вождя всего прогрессивного человечества» кончились тем, что Сталин был исключен из РСДРП за нарушение запрета на эксы, который в конце концов принял ЦК. Когда большевики пришли к власти, глава меньшевиков Юлий Мартов опубликовал в 1918 году статью, в которой привел три случая сталинского бандитизма — известный налет в Тифлисе, убийство рабочего в Баку и пиратство (группа Сталина захватила в Баку пароход «Николай I»). Мартов писал, что Сталин не имеет права занимать правительственные посты, так как был исключен из партии в 1907-м. Тогда выяснилось, что Сталин действительно был исключен из партии, но не ЦК, а низовой организацией Тифлиса. Сталин был в бешенстве и утверждал, что это исключение незаконно, поскольку и в Тифлисе, и в Баку организации РСДРП контролировались меньшевиками. Он пригрозил Мартову революционным трибуналом, и тем не менее ему понадобилось тогда заручаться свидетельствами старых большевиков.

СВЯЗИ С ОХРАНКОЙ

Автор «Молодого Сталина» убежден, что навыки бандита-террориста были использованы Сталиным на посту лидера партии и государства. В интервью «Огоньку» он отмечает:

— Сталин всегда вел себя как заговорщик. Годы, когда он был боссом грузинских гангстеров, повлияли на все его политическое мышление. Уже тогда Сталин обладал параноидальной подозрительностью и санкционировал убийство подозреваемого в сотрудничестве с охранкой члена партии. Еще в Гори он организовал тайную шпионскую сеть из детей.

— Удалось ли вам обнаружить в архивах какие-либо следы сотрудничества Сталина с царской охранкой, что предполагали некоторые историки?

— Нет. Однако не забывайте, что российские и грузинские архивы охранки были тщательно обследованы Берией и Ежовым. Если в них и хранились документы, компрометирующие Сталина, то они были давно изъяты. Тем не менее косвенные свидетельства контактов Сталина с жандармерией существуют. Так, соратник Сталина по партии Раджен Арсенидзе утверждал, что Сталин передавал жандармам адреса не согласных с ним членов партии. Другой соратник Сталина по бакинским делам, Уратадзе, свидетельствует, что в 1909 году бакинские большевики обвинили Сталина в том, что тот выдал полиции Шаумяна. Ной Жордания даже утверждал, что Шаумян сам сказал ему, что никто, кроме Сталина, не знал адреса его конспиративной квартиры. Все трое обличителей оказались впоследствии в эмиграции.

ЖЕНЩИНЫ И ДЕТИ

Революция не угнетала мужской темперамент ИосифаСибаг Монтефиори подробно отслеживает личную жизнь молодого Сталина и его многочисленные романы, о которых современники генералиссимуса ничего не знали. На первой жене, Като Сванидзе, Сталин женился в июне 1907-го. С ней он прожил всего 16 месяцев: она родила ему сына Якова и в 22 года умерла от тифа. Сталин был безумно влюблен в Като. Возможно, что она была единственной подлинной любовью отца народов. Монтефиори, ссылаясь на свидетельства родственников Като (которые практически все погибли в 30-е годы), отмечает, что во время похорон жены у Сталина помутился разум, и когда гроб с Като опускали в могилу, Сталин прыгнул туда и его с трудом извлекли обратно. Первенца Сталина Якова Джугашвили вырастила мать Като. Отец очень редко посещал его в Грузии. И когда во время войны Яков попал в плен и, как утверждают некоторые историки, немцы предложили обменять его на плененного в Сталинграде фельдмаршала Паулюса, Сталин отказался, посчитав сына предателем.

Если судить по книге Монтефиори, Сталин был удивительно любвеобильным человеком, вроде грузинского Казановы. Среди его многочисленных любовниц женщины самого разного возраста и звания — от 16-летней гимназистки Пелагеи Онуфриевой, которая жила с ним в Вологде, до многочисленных дворянок и крестьянок. На одной из них, Стефании Петровской, Осип Коба — под этим именем Сталина знали в ссылке — даже хотел жениться. Под его чары попадали как соратницы по партии, такие как Валентина Лобова, Вера Швейцер или Людмила Сталь (автор книги предполагает, что фамилия любовницы и надоумила Иосифа Джугашвили взять псевдоним Сталин), так и крестьянки из сибирских деревень, где Сталин отбывал ссылку. Две родили от него сыновей, которых он никогда не признавал. Один из них родился у его сожительницы Марии Кузаковой после его бегства из Сольвычегодска. Сын Сталина Константин Кузаков окончил Ленинградский университет и до войны преподавал философию в Ленинградском военно-механическом институте. Затем работал в аппарате Андрея Жданова, который знал о его происхождении. Он никогда не встречался с отцом и скончался в 1996 году. Монтефиори приводит его рассказ о случайной встрече с отцом: «Как-то раз Сталин остановился, посмотрел на меня, и мне показалось, что он хочет что-то сказать. Я хотел броситься к нему, но что-то меня остановило. Он помахал трубкой и удалился».

Мать еще одного непризнанного ребенка Сталина — 13-летняя Лидия Перепрыгина, с которой 34-летний Сталин жил в Курейке, куда был сослан в 1914 году. В 30-е годы она написала неопубликованные воспоминания о Сталине, с которыми ознакомился английский историк.

Монтефиори пишет: «К этой связи в Курейке отнеслись бы терпимо, однако Лидия забеременела, и ее братья обозлились. Местные жандармы грозили возбудить уголовное дело, и лишь обещание Сталина жениться на Лидии, когда она достигнет необходимого возраста, предотвратило скандал... Сын Сталина Александр родился в 1917 году. Однако Сталин бежал из ссылки еще раньше. Лидия стала парикмахером в Игарке, выйдя замуж за местного рыбака Якова Давыдова, который усыновил ее ребенка. В секретном докладе Хрущеву главы КГБ генерала Серова говорится, что «Сталин никогда не помогал ей». Александр стал почтальоном. В 1935 году его вызвали в Красноярск и потребовали, как и в случае с сыном Кузаковой, подписать обещание никогда не рассказывать о своем происхождении. Александр Давыдов воевал, был дважды ранен, дослужился до майора. После войны работал директором столовой в Новокузнецке. У него было трое детей — внуков Сталина. Александр скончался в 1987 году».

МОРАЛЬ

Саймон Монтефиори считает, что беспорядочные половые связи были типичны для революционеров в царской России, и Сталин не исключение. В интервью «Огоньку» он объясняет:

— Это был естественный образ жизни революционеров. Они разъезжали по стране с минимальным эмоциональным и нравственным багажом. В ссылках встречались с огромным числом людей — как с другими революционерами, так и с местными жителями. По сути дела, они были свободны от каких-либо условностей и легко относились к жизни. Это вытекало из их морали, которая чем-то напоминала мораль криминального мира, — достойными уважения считались лишь соратники по партии. Любовь, семья изгонялись из жизни, которая должна была быть посвящена только революции. То, что в их поведении нам кажется аморальным и преступным, для них самих не имело значения. Их обуревала единственная страсть — страсть разрушения и победы любой ценой.

Из книги Монтефиори вырисовывается образ героя революционного подполья с уголовными замашками и циничным отношением к жизни и людям. Молодой Сталин предстает человеком с ущербной психикой, одиноким, лишенным способности любить и вести семейный образ жизни. Автор так характеризует своего героя:

— Думаю, что его эмоциональная сфера была серьезно повреждена еще в ранней юности. Его всегда отличали удивительно жестокие поступки. Он не доверял никому. На протяжении всей жизни у него сохранялся комплекс лидерства, стремление главенствовать. Он считал себя мессианской фигурой, чья жизнь посвящена марксистскому крестовому походу. И эта страсть подавляла в нем все человеческое.

Все женщины Василия Сталина

Он всегда усыновлял-удочрел детей своих сожительниц

В последние годы имя Василия Сталина многократно попадало на страницы газет и в телеэфир. То публиковались неизвестные документы из архивов, то военная прокуратура пересматривала давнее дело, то прах перенесли из Казани в Москву. Периодичность, с которой появляются информационные поводы, наталкивает на мысль о нешумном грамотном пиаре. Не знаю, кто и почему разыгрывает карту последнего сына вождя, а только отношение к Василию Иосифовичу потихоньку корректируется. Раньше писали о добром, но слабом человеке, который не вынес бремени отцовской славы.

Теперь подчеркивают смелость летчика, таланты военного и спортивного организатора и, опять же, доброту в комплекте с прочими личными достоинствами. Ну, какой смельчак и организатор из хронического алкоголика, лучше спросить у наркологов. А о достоинствах Василия отчего не поговорить.

«Лучше к тигру в клетку». Зимой 1940-1941 годов на катке «Динамо» по адресу Петровка, 26 хоккеист Владимир Меньшиков опрометчиво представил свою невесту другу, младшему летчику 16-го авиаполка. Девушку звали Галя – Галина Бурдонская, студентка полиграфического института. Красивая. Вскоре над ее домом у метро «Кировская» барражировал легкий самолет. По ночам во двор с треском врывалась мотоциклетка. Галина квартира утопала в цветах. Помимо самой престижной в довоенном СССР профессии младший летчик имел и самую престижную фамилию – Сталин. Галя уступила. Расписались 30 декабря. Невеста была в красном платье. Не знала, что примета не к добру…

Василий и Галина Бурдонская с детьми – Александром и Надеждой

Спустя год она, беременная, окажется в эвакуации; к ней в Куйбышев прилетит муж. Однажды он ввалится с пьяными друзьями, потребует, чтобы она рассказала анекдот, Галина станет отказываться. «Тогда он подошел к ней и с силой ее ударил, – вспомнит подруга Светланы Аллилуевой Марфа Пешкова. – Слава Богу, что рядом был диван, она уже была на сносях и она упала на этот диван... Светлана, я помню, сказала: «Выйди вон немедленно». Он тогда смутившись всю команду забрал, и они все ушли».

В 1960-м Василий, вернувшись из заключения, решит вернуться в первую семью. Галина скажет детям: «Лучше к тигру в клетку, чем хоть день, хоть час с вашим отцом»…

«Вернуть эту дуру Кармену». О романе Василия с бывшей одноклассницей Ниной Орловой рассказывают всякое. Например, ее сын утверждает, что никакого романа не было. Но мы поверим Степану Микояну, который встретил девушку осенью 1941 года в деревне под Саратовом. В компании было еще двое летчиков – Тимур Фрунзе и Василий Сталин. «Василий, по праву старшего по возрасту, званию да и опыту, перехватил инициативу и уже не отходил от девушки», -- вспоминал Степан.

С ревностью Василий узнал, что она вышла за «старика», известного кинодокументалиста Романа Кармена. Через год супруги оказались в числе приглашенных на сталинскую дачу в Зубалове, Василий с Ниной танцевали…

Потом встречались на квартире летчика Павла Федрови. Бывалый Кармен, ветеран Испании, собирался «расстрелять Васю» и даже маузер зарядил. Но передумал и через бывшего тестя, историка Емельяна Ярославского, пожаловался Сталину-старшему. Так родилась крылатая резолюция: «Вернуть эту дуру Кармену. Полковника Сталина посадить на 15 суток»…

Династический брак. К концу войны Василий был уже настолько истощен пьянством, что практически не летал. Его дети, рожденные в браке с Екатериной Тимошенко, проживут недолго… Но по формальным признакам жизнь складывалась отлично: двадцатипятилетний генерал, командир авиадивизии (вот-вот получит корпус), молодая жена из влиятельной в армии семьи…

Современники признавали ее красивой: жгучая брюнетка, глаза с голубоватыми белками – и больше ни единого положительного слова о ней никто не оставил. Водитель Екатерины рассказывал, как продал по ее поручению грузовик трофейных шуб, ковров, фарфора. Отдав выручку, был потрясен вопросом: «Это много или мало?». «Никакого понятия о ценах вообще не имела, на всем готовом жила», -- вспоминал водитель.

Екатерина Тимошенко

«Мы, чужие дети, ее, видимо, раздражали, – вспоминал Александр Бурдонский. – Кормить забывали по три-четыре дня, одних запирали в комнате». По ночам дети спускались в погреб за сырой картошкой и морковкой. Младшей, Наде, было три года... Отец не отвлекался на такие мелочи, он развивал спорт. Сумел заполучить в команды ВВС звезд того времени: Всеволода Боброва, Константина Реву, Анатолия Тарасова. Отбивал у Берии отбывавшего срок в лагерях футболиста Николая Старостина, но отступился после недолгой борьбы. Наконец, познакомился с пловчихой Капитолиной Васильевой…

«Плавай, Капа, плавай». В поставленном по роману Василия Аксенова сериале «Московская сага» она циркулирует по бассейну, ядреная девка с детсадовской улыбкой, а трезвый Василий в исполнении Сергея Безрукова с нежностью приговаривает: «Плавай, Капа, плавай» – то есть бей рекорды, потрясай мир.

А на самом деле? Василий впервые столкнулся с самодостаточной женщиной, которой по большому счету все равно, как зовут его папу. Девятнадцатикратная чемпионка СССР – тут и с именем Сталина ничего ни прибавить, ни… Нет, отнять было можно, и Вася, бешено комплексуя из-за ее самостоятельности, позвонил в спорткомитет, велел не присуждать Капитолине «заслуженного мастера спорта». А звание уже было присуждено, ей оставалось получить значок. Ничего, отыграли назад. Она швырнула ему в лицо свои медали…

Капитолина Васильева

Когда отношения катились к финалу, так ударил ее, что повредил глаз. В старости травма отзовется прогрессирующей слепотой.

«Сожительствую с твоей женой». Сверяя даты, диву даешься, как много он успевал. Зима в конце 1949 года – время, когда разрыв с Екатериной еще не завершен, а роман с Капитолиной не утратил свежести. Мечась от семьи к семье, Василий подыскал себе, пользуясь авиационным термином, аэродром подскока. Об этом в 1953 году поведал следователю писатель Борис Войтехов: «…Приехав на квартиру бывшей своей жены, актрисы Людмилы Целиковской, я застал ее в растерзанном виде. Она сказала, что только что у нее был в гостях Василий Сталин и пытался принудить ее к сожительству. Я поехал к нему на квартиру, где он пил в компании летчиков. Василий встал на колени, назвал себя подлецом и негодяем и заявил, что сожительствует с моей женой. В 1951 году у меня были денежные затруднения, и он устроил меня в штаб референтом. Работы я не выполнял никакой, а зарплату получал как спортсмен ВВС». Кто с кем расплатился?

Виктор Полянский, адъютант Василя Сталина, в книге «10 лет с Василием Сталиным», изданной в Твери в 1995 году, писал: «Несмотря на свою невзрачную внешность (маленький рост, худосочность, рыжеватость и конопатость) — молодость, безалаберность, лихость и остроумие, а главный факт — летчик, да к тому же Сталин, взяли свое... Всевозможные подхалимы и, особенно, девочки льнули к нему, как мухи к меду»...

Красавец-мужчина

В тюрьме он не пил. К умирающему Сталину детей вызвали 2 марта, когда тот уже лишился речи и не мог ничего сказать сыну. Тем не менее, по воспоминаниям Светланы, Василий еще при живом отце начал кричать, что того «убили», «убивают»: «Он был в ужасе. Он был уверен, что отца «отравили», «убили»; он видел, что рушится мир, без которого он существовать не может... В дни похорон он был в ужасном состоянии… на всех бросался с упреками, обвинял правительство, врачей, всех, кого возможно, – что не так лечили, не так хоронили...»

А в Политбюро между тем шла борьба за власть. Неадекватный сын вождя абсолютно всем путал карты. Ему предложили на выбор службу в любом военном округе, кроме Московского – Василий отказался. 26 марта его уволили из армии – унизительно, без права ношения формы.

Он, рисуясь перед собутыльниками, стал грозиться: дам интервью иностранным корреспондентам о своем положении после смерти Сталина (квартира-машина-дача, единовременное пособие в шесть окладов, пенсия 4950 рублей. Для представления о масштабе цен: автомобиль “Победа” стоил 16000, “Москвич” 9000).

Еще через месяц Василия арестовали, и он принялся сдавать жен. Обвинили в растрате – сказал, что Капитолина подбила его на строительство спортивного центра: чемпионке надо было тренироваться. Предъявили «намерение встретиться с иностранными корреспондентами с целью изменить Родине» (такое уж трудное было время) – сказал, что это Тимошенко его оговорила: «Не я первый попал в ее сети. И всех она бросала в тяжелую минуту, созданную ею же, а сама оставалась ни при чем».

Так многим хотелось бы, но такого не бело…

Жены простили. Все три навещали его во Владимирском централе. Как ни парадоксально, восемь лет тюрьмы, скорее всего, продлили Василию жизнь. Там он не пил…

Агентка со шприцем. О его четвертой жене чего только не пишут. Светлана Аллилуева: «О том, что она была платным агентом КГБ, знали (и предупреждали меня) в Институте Вишневского, где она работала и где Василий лежал некоторое время на обследовании... Там его и «обворожила» эта женщина, последовавшая затем за ним в Казань, где она незаконно вступила с ним в брак. Незаконно, так как мой брат не был разведен еще с первой своей женой». Ну, о законности не Светлане бы говорить. Сама вышла за Юрия Жданова, не разведясь с первым мужем и отцом своего ребенка Григорием Морозовым...

Главное, фамилия-то какая у кагебешницы – Нузберг. С такой фамилией только и травить сына Сталина. Версию о насильственной смерти Василия запускали наперегонки: и дети, и бывшая жена, и энтузиасты-антисемиты. Действительно, версия лежит на поверхности. Вождя отравили? Не исключено – уж очень вовремя он умер. Василий кричал, что вождя отравили? Кричал. Стало быть, знал что-то такое. Вот за это и убили. Приставили к нему «медсестру-жену, агента КГБ Марину Нузберг, после уколов которой он и умер», как в свое время безапелляционно заявило одно известное информационное агентство…

Мария Нузберг была привлекательной…

На самом деле не Марина, а Мария Игнатьевна. И Нузберг она по первому мужу, а в девичестве Шеваргина, родом из деревни Мазановка Курской области. Работала в Институте Вишневского, это да. А насчет ее причастности к КГБ данных нет. Зато есть простое соображение: тридцатилетней медсестре с двумя дочерьми ловить нечего, а Василий хоть и опальный, но сын Сталина. А жить с алкашами курским бабам не привыкать…

К месту своей ссылки – в закрытую для иностранцев Казань Василий прибыл 29 апреля 1961 года. Ему была предоставлена однокомнатная квартира 82 в доме 105 на улице Гагарина. Паспорта не выдавали, требуя, чтобы он сменил фамилию хоть на Джугашвили, хоть на Аллилуев, как Светлана. (Беседовал с ним председатель КГБ Татарии генерал Абдулла Бичурин). Василий в ответ попросил зарегистрировать его брак с Марией и выдать компенсацию за отнятую подмосковную дачу. Вроде бы ударили по рукам. Но дома сожительница устроила ему сцену, как старуха старику, отпустившему Золотую Рыбку. Позвонила в КГБ сама и выдвинула условия: Москва, квартира, машина, увеличение пенсии – тогда Василий сменит фамилию. Торговались, КГБ Татарии согласовывал каждую уступку в верхах. Мария Игнатьевна между тем уехала в Москву делать аборт…

Не ждали. Вернувшись под новый 1962 год, она застала у Васи другую Марию – Николаевну. Сцена «не ждали», Василий, лепеча «потом, потом», выставил новую Марию. А старая, сообразив, что торговля затянулась, этак можно все потерять, погнала Васю в загс. 9 января он получил паспорт на фамилию Джугашвили, через два дня зарегистрировал брак с Шеваргиной и удочерил ее детей.

С последней женой Марией на Троекуровском кладбище в Москве

А обманутая Мария-II будет добиваться встреч, спрашивать, почему не звонил. «Меня увозили», – ответит Василий (дальше мы увидим, куда его увозили 30 января) а при следующей встрече Мария-II услышит от него сакраментальное «не верь ничему, что услышишь обо мне».

Уже в наше время она станет раздавать интервью, рассказывая о теплом осеннем чувстве Васи и об агентке КГБ, которая свела его в могилу. Ненароком выдаст еще одно Васино вранье: объясняя, почему пенсия у него маленькая, он сказал, что половину высылает первой жене (на самом деле пенсию уполовинили по представлению председателя КГБ Александра Шелепина и генпрокурора Романа Руденко.

Александр Малинин, бывший помощник начальника Владимирского Централа, на Первом канале 30 января 2004 года а поведал: «Три жены у него было: Бурдонская, Тимошенко и Васильева. Раньше не было длительных свиданий, когда разрешали проживать с женой. Ему разрешали: со всеми женами»….

Потом он умер. Те же прагматические соображения, которые заставили Марию нянчится с запойным Василием, снимают с нее все обвинения. Он умер накануне переезда в трехкомнатную квартиру, оставив жену в однокомнатной. Нужно это было Марии? Или не утерпела – плевать на квартиру, лучше с Васей поскорей разделаюсь? Нет, она уже спасла его 30 января, когда, выпив «ерша» (литр водки на литр вина), Василий угодил в реанимацию. Увы, не расслышал он и этого звонка. 14 марта земляк, преподаватель танкового училища майор Сергей Кахишвили, привез вина, и Василий не просыхал до 19-го. Потом он умер…

Но детям-то, детям не хочется, чтобы отец умер как алкаш. Лучше пускай его убьет кагебешница Нузберг. И дочь Надя, приехав на похороны, увидит отца лежащим на какой-то доске «в окровавленных простынях». Александр припомнит, что нос у отца был разбит, на запястьях – синяки, на ногах кровоподтеки, а в постели много снотворного.

В Казани остался только кенотаф – могила без тела…

А Капитолина, войдя вместе с Надей и Александром, застанет его в гробу, распухшим, одетым в китель. И по-своему разоблачит кагебешницу. Мария ей скажет, что вскрытие уже проводили, Капитолина не найдет на теле шва (который «прекрасно помнит» Александр)…

Договорились бы, что ли – окровавленные простыни или китель, забили его, отравили снотворным или – более поздняя версия Надежды – подстроили аварию, выстрелив из снайперской винтовки в папин мотоцикл…

Беспристрастно взглянуть на Василия Сталина удастся не раньше, чем новые поколения сменят последних его современников. Но когда все современники уйдут, кто скажет правду?

Запись акта о смерти за номером 812 гласит: «Джугашвили Василий Иосифович… Дата смерти 19 марта 1962 года… Причина смерти: общий атеросклероз, на фоне хронической алкогольной интоксикации, острая сердечно-сосудистая недостаточность, эмфизема легких».

Справка. СТАЛИН (с января 1962 Джугашвили) Василий Иосифович, 1921-1962. Генерал-лейтенант авиации. До 1952 командовал военно-воздушными силами Московского округа. В апреле 1953 арестован за «антисоветскую агитацию и пропаганду, а также злоупотребление служебным положением». По приговору военной коллегии Верховного суда СССР провел около 8 лет в местах лишения свободы, затем сослан в Казань, где умер и был похоронен. В 2002 останки Василия по требованию младшей (приемной) дочери Татьяны перезахоронены на Троекуровском кладбище в Москве рядом с могилой последней жены.

БУРДОНСКАЯ Галина Александровна, (1921- 1990). Первая жена (брак 1940 года, развод не зарегистрирован). Дочь инженера кремлевского гаража (по другим данным – чекиста). Праправнучка пленного наполеоновского офицера.

Дети: БУРДОНСКИЙ Александр, родился в 1941 году. Театральный режиссер, Заслуженный деятель искусств РСФСР. В одном из своих интервью сказал: «Я счастлив, что у меня нет детей, и на мне обрубится сталинская ветвь»…

Внук Александр Бурдонский

СТАЛИНА Надежда, (1943-2002). Училась в школе-студии МХАТ у Олега Ефремова. Отчислена «за профнепригодность». По ее словам, истинной причиной была политическая осторожность ректора Вениамина Радомысленского. Жила в Грузии (Гори), затем в Москве. Муж (с 1966 года) ФАДЕЕВ Михаил Александрович, 1941-1993. Актер МХАТ, сын известного советского писателя, секретаря СП СССР.

Внучка Анастасия, родилась в 1977 году. Носит фамилию деда и прадеда – СТАЛИНА.

ТИМОШЕНКО Екатерина Семеновна, (1923-1988). Вторая жена (брак в 1946 году зарегистрирован в нарушение закона). Дочь Маршала Советского Союза, участника гражданской, советско-финляндской и Великой Отечественной войн Семена Тимошенко. Дети: Василий, (1945-1964), скончался от передозировки наркотиков, будучи студентом юридического факультета Тбилисского университета. Светлана, (1952-1989).

ВАСИЛЬЕВА Капитолина Георгиевна, (1923-1999). Третья жена (гражданский брак 1949-1953 годов). Чемпионка СССР по плаванию. Дочь Капитолины от первого брака ВАСИЛЬЕВА Лина удочерена Василием Сталиным, носит фамилию ДЖУГАШВИЛИ.

ШЕВАРГИНА (НУЗБЕРГ) Мария Игнатьевна, (1932-?). Четвертая жена (брак зарегистрирован 9 января 1962 года) Дочери Марии от первого брака Людмила и Татьяна удочерены Василием Сталиным; выйдя замуж, сохранили фамилию ДЖУГАШВИЛИ.