Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Юлия Высоцкая: «Необходимость улыбаться — не пустые слова»

Мне давно хотелось взять интервью у этой удивительной женщины, которая сочетает в себе разные таланты.

Но так получилось, что Юлия Высоцкая меня опередила — пригласила в гости в свою утреннюю программу на канале НТВ. Высоцкая-журналист вызвала у меня восхищение, и с этой высокой ноты я решил начать наш с ней разговор для ОК!

В кадре, Юля, вы такая вдумчивая, заинтересованная и очень позитивная. Это приятно.

Благодарю, Вадим, за ваши добрые слова. На самом деле вы лучше меня знаете, что всё зависит от собеседника. В идеале это должна быть взаимная история, а не просто вопрос-ответ.

Давайте сегодня именно так и поговорим. Вас всё время окружают атрибуты кухни: утреннюю передачу вы записываете в «Кулинарной студии Юлии Высоцкой», а сейчас мы находимся в одном из ваших ресторанов. Мне всегда было интересно, откуда у вас такая, извините, маниакальная любовь ко всему съестному?

Так я же с юга. Там очень серьезно относятся к своим овощам, фруктам, к своей рыбе, мясу. И еще есть такое выражение: «Он из хорошей детской».

Да-да.

Так вот я из хорошей кухни. Из той кухни, где внимательно относятся к пище не только те, кто готовит, но и те, кто ест. У нас все женщины в роду готовили хорошо и вкусно: мама, бабушка, двоюродные тетки и бабки, которые жили на хуторе. Бабушка через день в пять утра ходила на рынок. Меня никто не заставлял готовить, но если я хотела лепить вареники, то мне давали «испортить» сколько угодно теста!

Ты вообще росла свободной, без рамок? Извините, что вдруг сказал «ты».

Можем перейти на ты.

С удовольствием!

Я росла как все нормальные советские дети: ключ на шею — и вперед. Сама себе разогревала еду, за сестрой ходила в детский садик, а когда она пошла в школу, делала вместе с ней уроки. Я была надежной и ответственной, на меня можно было положиться.

А как насчет кружков по интересам?

Поскольку отчим был военным, мы часто переезжали. Я походила в Тбилиси два года в музыкальную школу, и на этом всё закончилось: в Баку рядом с домом такой школы не оказалось.

У тебя были иные варианты, кроме актерского пути?

Нет, я хотела быть именно актрисой, и еще четко знала, что хочу работать в театре. Ехать в Москву побоялась. Остановилась на Минске. Правда, когда уже окончила институт и начала работать в Театре имени Янки Купалы, поняла, что надо двигаться дальше. Мы пришли в театр с двумя своими институтскими спектаклями, но оказались там никому особо не нужны. А мне всегда хотелось быть рядом с сильным режиссером. Я стала думать о том, что поеду в Литву к Някрошюсу, пусть даже сначала придется в его театре мыть полы, или буду проситься к Льву Додину: сяду у входа в Малый драматический театр в Питере и стану ждать, пока он согласится меня прослушать, могу я быть его актрисой или нет.

Но мечты так и остались мечтами. Почему?

Я не успела никуда поехать, действительно не успела. Возник Андрей Сергеевич.

То есть «сильный режиссер» пришел с неожиданной стороны.

Да, мы встретились на «Кинотавре». Там были три фильма с моим участием: один в конкурсной программе и два вне конкурса. Наверное, это была судьба.

Возрастная разница остро ощущалась поначалу?

Вообще не ощущалась. Это, Вадим, удивительно. Были люди гораздо моложе, чем Андрей Сергеевич, и с ними я очень чувствовала возрастную дистанцию. А с ним с первого момента вообще было отсутствие тормозов — такое, наверное, случилось впервые в моей жизни.

То есть?

Ну что «то есть»? Мы познакомились и через три дня улетели вместе в Турцию. Мне все говорили: «Не страшно было? Чужой мужчина...» Нет, не было страшно. У меня просто снесло крышу. Глядя на него, я всё забыла, у меня не было никаких табу. Я часто думаю, что у людей возникают новые возможности, когда отрезано всё остальное. В тот момент я как раз только вышла из серьезных отношений.

Ты ведь уже успела побывать замужем.

Замужем я была фиктивно, за своим однокурсником Толей Котом, сейчас он успешно снимается и играет в Театре Армена Джигарханяна. Поскольку я работала в Минске, мне нужно было белорусское гражданство. Помню, в загс мы пришли с воблой вместо цветов.

Эффектно!

А разводились знаешь как? Я прилетела из Лондона, положила в паспорт сто долларов и протянула служительнице загса со словами: «Мы больше не любим друг друга». Она ответила: «Бывает» — и сразу без суда нас развела.

А с Кончаловским как быстро вы дошли до загса?

Сначала постановка вопроса была такая: «Мы свободные люди. Ты мне можешь сказать «Чао», я тебе — «Лети, птичка». Давай посмотрим, как оно будет». И тогда меня это устраивало, потому что поначалу я не хотела серьезных отношений. Потом случился момент, когда он мне сказал: «Ты что, не понимаешь? Я же тебя люблю». И только через полтора года, в декабре 97-го, он сделал мне предложение.

Мама не была против твоих отношений с таким взрослым мужчиной?

Мама ничего не знала. Я уехала из Баку, когда мне было шестнадцать лет. Мама меня как-то поддерживала финансово до восемнадцати, а потом у нее всё рухнуло, она осталась одна и вынуждена была вернуться в Новочеркасск к своим родителям. А я уже жила своей самостоятельной жизнью.

Понятно. У тебя двое прекрасных мужчин — Андрей Сергеевич и сын. Сколько Пете сейчас?

Двенадцать.

Характер у него чей?

Как сказать?.. Ну допустим, еще лет пятнадцать назад у меня было какое-то детское упрямство. В конфликтной ситуации я могла залезть в бутылку и сидеть там три дня, ни с кем не разговаривая. Это такой шлейф с детства. А Петя в этом отношении абсолютный Кончаловский. Вот сегодня я говорю ему: «Ты меня страшно расстроил: сказал, что у тебя нет одного урока, а пропустил два. Ты опять опоздал в школу. Извини, я с тобой разговаривать не буду». Проходит три часа. Звонит Петя: «Привет, мам. Как дела? Как прошел день?» Как будто ничего не случилось. Я до сих пор переживаю каждое слово, сказанное на повышенных тонах, не понимаю, как с этим жить дальше. Для меня это всё слои, как на картине Уильяма Тёрнера, когда возникает какое-то сияние, мерцание. А у Пети всё смылось, чистый лист, погнали дальше! И это прекрасное качество. Это порода Кончаловских и Михалковых — они легкие в энергии. Ты когда-нибудь видел, как разговаривают Никита Сергеевич с Андреем Сергеевичем?

Нет.

Это фейерверк! Ощущение, что одному шестнадцать лет, а другому десять: «Старик, а ты знаешь?..» И все, кто находится в этот момент дома, часа на два просто замирают. Это такой обмен энергией, любовью.

Отлично. Юля, однажды с тобой в самолете летел мой брат Игорь. Он с восторгом мне рассказывал, что ты всю дорогу читала книгу, не замечая ничего вокруг.

Ну да, я много читаю. Когда попадается интересная книжка, читаю запоем. Мне кажется, нельзя жить только на накопленном материале и отработанных приемах. Я знаю, что произвела впечатление на Андрея Сергеевича, когда мы обсуждали театральных режиссеров и литературу. Кончаловский всё время работает над собой, и этому я у него бесконечно учусь. Книжки, которые я прочла двадцать лет назад, сейчас меня вряд ли могут заинтересовать, возникают другие темы, другие авторы. Наверное, в данный момент жизни мне интересна литература, в которой есть что-то, что мне хотелось бы сформулировать самой, но не получается. Я вот сейчас читаю Мураками и, как бы поздно я ни вернулась домой, обязательно читаю хоть несколько страниц, специально стараюсь читать медленно, чтобы книга подольше не заканчивалась.

Юля, хочу сказать, какое сильное впечатление на меня произвела твоя новая роль — в премьере спектакля «Вишнёвый сад» в Театре Моссовета. Твоя Раневская как комок нервов — резкая, неуправляемая и при этом невероятно трогательная и беззащитная. Ты счастливая актриса: сыграла на сцене почти всех чеховских героинь. У вас в этом отношении замечательный тандем с режиссером Кончаловским.

Спасибо, Вадим. Но ты сам знаешь, спектакль может состояться только после десятого представления, это как минимум. Андрей Сергеевич всегда очень интересно выстраивает образ. Он может предложить какие-то вещи, выбивающиеся из привычной стилистики. Для него очень важно, чтобы везде была живая струна.

Вот ради такой, как ты говоришь, живой струны в новом фильме «Рай» Кончаловский заставил тебя побриться наголо. Мне лично нравится твой новый имидж. Стильно, лаконично и тебе идет.

А я жду не дождусь, когда волосы вновь отрастут! Не люблю давления. Для меня важно, чтобы инициатива была моя. Если бы я подстриглась по своей воле, то сразу бы забыла об этом и пошла дальше, не обращая внимания, как я выгляжу. Когда мы репетировали «Дядю Ваню», мне самой казалось, что длинные волосы мешают: у Сони должна быть короткая стрижка. А сейчас... Понимаю, что это нужно для фильма, но до сих пор переживаю насилие над собой. (Улыбается.)

Вот интересно, а когда ты постоянно дегустируешь пищу, это не насилие над собой?

Нет, конечно. Это удовольствие.

Тогда я не понимаю, как тебе удается оставаться такой худой и стройной?

Я каждый день занимаюсь спортом. Это плавание, это бег, это йога.

Завидую тебе! Я никак не могу заставить себя хотя бы плавать начать.

Ты в такой отличной форме! Это я должна начать тебе завидовать, если ты не занимаешься спортом и так выглядишь. Между прочим, когда я познакомилась с Кончаловским, то была плюс десять килограммов.

Как удалось сбросить вес?

Очень просто. Андрей Сергеевич открыл мне, что такое здоровый образ жизни. Он меня подсадил на бег и вообще на информацию о том, что это такое. Другое дело, что я в этом смысле подготовленный сектант. Я тот человек, который может пойти за идеей, за лидером. Я, наверное, могла бы быть монашкой или уйти с головой в буддизм, если бы кто-то убедил меня, что это необходимо. (Улыбается.)

Кстати, дома ты готовишь или только на съемках?

Конечно, готовлю. Во-первых, я не могу отказать Пете. Когда слышу «Мам, я хочу», что бы в этот момент ни происходило, всё останавливается и я ему готовлю. Андрей Сергеевич говорит: «Балуешь его» — а я не могу отказать. Мне кажется, только я могу так вкусно приготовить для сына.

А для Андрея Сергеевича таких поблажек нет?

Почему же? Например, во время съемок фильма «Рай», когда мы приезжали домой, я могла начать варить макароны — и в час ночи, и в два.

Макароны ночью?! О каком здоровом образе жизни тогда вообще может идти речь?

Честно тебе скажу: я больше всего люблю есть по ночам. Наутро пробежишь десять километров — и опять в форме.

Не могу не отметить твой потрясающий цвет лица — кожа идеальная!

Ну, в современном мире, я считаю, это просто распущенность — не ухаживать за собой. Потому что это элементарно: три дня детокса в месяц — и кожа уже по-другому чувствует себя. Наверное, генетика тоже влияет. Но в принципе на том, как ты выглядишь, не надо особо зацикливаться. Мы же всегда знали, что нужна гигиена, и точно так же сегодня надо знать, что необходимо пить чистую воду и так далее. Если ты элементарно не следишь за своим внешним видом, то ты просто воруешь у себя качество жизни, вот и всё.

Точно сказано. А мода — твоя стихия?

Моду я воспринимаю достаточно отстраненно. Я люблю удобную одежду и очень внимательно слежу за тем, чтобы вещь не была в тренде — чтобы не была узнаваема. Например, я начала носить тяжелые ботинки с того момента, как познакомилась с Кончаловским. Он привел меня в магазин и купил мне мужские ботинки. Это был 1996 год. Эти ботинки я ношу до сих пор. Для меня стиль — возможность надеть какую-то вещь и сегодня, и через двадцать лет. Вообще, для того чтобы делать модные покупки, необходимо определенное настроение. Ты не представляешь, какой кайф ходить в магазин с Андреем Сергеевичем! У него идеальный вкус. Он очень хитро умеет компоновать вещи, это видно и по тому, как он сам одевается. И я всегда знаю, что буду лучше всего выглядеть в той одежде, которую он мне выбирает.

Скоро наступит Восьмое марта. Доверяя вкусу мужа, ты ждешь от него особого подарка?

Сразу скажу, что для нас не существует деление праздников по календарным дням: Восьмое марта, День влюблённых... Праздник у нас может наступить в любой день, когда мы сами этого захотим. И знаки внимания неформальные. Каждый подарок с определенным отношением, поэтому еще более ценен.

Я смотрю на тебя, Юля, и понимаю, насколько глаза отражают душу человека. У тебя удивительно светлые глаза, такой ясный взгляд.

Мои глаза, может, и кажутся светлыми, а там, на дне, могут быть очень темными. Еще Лев Толстой сказал: «Какое заблуждение отождествлять красоту с добром». Это он, вероятно, полемизировал с Достоевским...

...который сказал: «Красота спасет мир». Вот ты сейчас улыбнулась, и с улыбкой твои глаза еще красивее. Улыбайся, пожалуйста, почаще!

Спасибо, Вадим. Вообще необходимость улыбаться — это не пустые слова. Это бывает непросто, но это нужно делать в любом состоянии. Это как необходимость постоянного движения. Вот я, например, точно знаю, что если не смогу бежать, то буду идти. Если не смогу идти, то буду ползти. Если не смогу ползти, то как-то буду делать зарядку пальцами. Точно так же и улыбка. Растянул рот в улыбке, а потом над собой посмеялся, что растянул, и организм откликается, а значит, откликается судьба... Как-то пафосно это прозвучало.

Совсем не пафосно, Юля. Это отличный финал для нашей беседы. Живой и настоящий.

Ну хорошо, если так. (Улыбается.)

я хотела сказать, что ты зря не звонишь - я скучаю. удалила тебе из френдов? ну так это чтоб просто

я хотела сказать, что ты зря не звонишь -
я скучаю.
удалила тебе из френдов?
ну так это чтоб просто не сдохнуть.
захожу к тебе в почту
и старые письма читаю.
ты писал, мне, помнишь?
о детских мечтах и о соснах...

ты не пишешь мне больше.
и правильно, больше не надо.
овредоз. оверкиль. или что там бывает?
гейм овер.
я учу наизусть свое имя
по новой
и трачу помаду
на зеркальные надписи:
соу ит куд нот би лове.

бесполезное дело - ты слушаешь? -
все эти письма.
все равно моя вечность
давно уж поделена на два.
на двоих. на тебя и меня.
я ушла по английски?

не ушла. убежала.
слюбилась с попутным таксистом.
обвенчалась с башмачником.
честь пропила с балериной.
чтобы только забыть тебя.
вытравить память. так чисто
чтобы даже во сне
и случайно
не вымолвить имя...

кожу с рук сорвала.
убегая - хватала перила.
шкурку с сердца на нож
намотала единым кольцом.
........................
ты прости меня,
я тебя очень любила.
убегая - любила.
и жила ожиданьем. в лицо

тебе выдохнуть это сумбурное
бранное слово.
прокричать, просуклить, просипеть:
ялюбилатебя