Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

ладно, ладно, давай не о смысле жизни, больше вообще ни о чем таком лучше вот о том, как в подвально

ладно, ладно, давай не о смысле жизни, больше вообще ни о чем таком
лучше вот о том, как в подвальном баре со стробоскопом под потолком пахнет липкой самбукой и табаком
в пятницу народу всегда битком
и красивые, пьяные и не мы выбегают курить, он в ботинках, она на цыпочках, босиком
у нее в руке босоножка со сломанным каблуком
он хохочет так, что едва не давится кадыком
черт с ним, с мироустройством, все это бессилие и гнилье
расскажи мне о том, как красивые и не мы приезжают на юг, снимают себе жилье,
как старухи передают ему миски с фруктами для нее
и какое таксисты бессовестное жулье
и как тетка снимает у них во дворе с веревки свое негнущееся белье,
деревянное от крахмала
как немного им нужно, счастье мое
как мало
расскажи мне о том, как постигший важное – одинок
как у загорелых улыбки белые, как чеснок,
и про то, как первая сигарета сбивает с ног,
если ее выкурить натощак
говори со мной о простых вещах
как пропитывают влюбленных густым мерцающим веществом
и как старики хотят продышать себе пятачок в одиночестве,
как в заиндевевшем стекле автобуса,
протереть его рукавом,
говоря о мертвом как о живом
как красивые и не мы в первый раз целуют друг друга в мочки, несмелы, робки
как они подпевают радио, стоя в пробке
как несут хоронить кота в обувной коробке
как холодную куклу, в тряпке
как на юге у них звонит, а они не снимают трубки,
чтобы не говорить, тяжело дыша, «мама, все в порядке»;
как они называют будущих сыновей всякими идиотскими именами
слишком чудесные и простые,
чтоб оказаться нами
расскажи мне, мой свет, как она забирается прямо в туфлях к нему в кровать
и читает «терезу батисту, уставшую воевать»
и закатывает глаза, чтоб не зареветь
и как люди любят себя по-всякому убивать,
чтобы не мертветь
расскажи мне о том, как он носит очки без диоптрий, чтобы казаться старше,
чтобы нравиться билетёрше,
вахтёрше,
папиной секретарше,
но когда садится обедать с друзьями и предается сплетням,
он снимает их, становясь почти семнадцатилетним
расскажи мне о том, как летние фейерверки над морем вспыхивают, потрескивая
почему та одна фотография, где вы вместе, всегда нерезкая
как одна смс делается эпиграфом
долгих лет унижения; как от злости челюсти стискиваются так, словно ты алмазы в мелкую пыль дробишь ими
почему мы всегда чудовищно переигрываем,
когда нужно казаться всем остальным счастливыми,
разлюбившими
почему у всех, кто указывает нам место, пальцы вечно в слюне и сале
почему с нами говорят на любые темы,
кроме самых насущных тем
почему никакая боль все равно не оправдывается тем,
как мы точно о ней когда-нибудь написали
расскажи мне, как те, кому нечего сообщить, любят вечеринки, где много прессы
все эти актрисы
метрессы
праздные мудотрясы
жаловаться на стрессы,
решать вопросы,
наблюдать за тем, как твои кумиры обращаются в человеческую труху
расскажи мне как на духу
почему к красивым когда-то нам приросла презрительная гримаса
почему мы куски бессонного злого мяса
или лучше о тех, у мыса
вот они сидят у самого моря в обнимку,
ладони у них в песке,
и они решают, кому идти руки мыть и спускаться вниз
просить ножик у рыбаков, чтоб порезать дыню и ананас
даже пахнут они – гвоздика или анис –
совершенно не нами
значительно лучше нас

Смысл жизни? Ок, я расскажу тебе о моем: - подобрать пару кошек с улицы - не орать на детей и маму

Смысл жизни? Ок, я расскажу тебе о моем:

- подобрать пару кошек с улицы
- не орать на детей и маму
- научиться ходить в спортзал не вдвоем,

и не за компанию. Чуть упрямо
- а все-таки доучить иврит
- замечать тех, кто часто проходит рядом,
- научиться здороваться и благодарить,
- не хвалиться успехами, не ходить ни парадом,
ни строем,
- не выкрикивать на показ,
- не разменивать отношения на удачную рифму,
- ценить тех, кто варит мне кофе, читает по цвету глаз,
что я сегодня от споров опять охрипну
(И заранее заваривает чай покрепче)

Смысл жизни? Давай я попробую рассказать

- это слушать, как море плещет,
- это открывать закрывать глаза,
- трогать ногами песок,
- делать простые вещи:

например, от жары уставшим - холодный чай,
например, до костей промерзшим - пожарче баню,
слушать озябших сердцем и не включать
песен лиричных...

ну, бывшего не забанить,
а дружить с ним и новой его женой,
ну и по мелочи - детям не врать устало,
принимать решения не трусостью, а головой,
прямо сейчас дойти-таки до спортзала...

А о смысле жизни, наверное, получится в следующий раз.
Я пока то мала, то глупа и вокруг вижу много боли
Там на улице мерзнет воробушек..
Все, пока.

- Вот и поговорили что ли...

терпеть не могу доморощенных философов, которые утверждают, что время — лучший лекарь. время — хорош

терпеть не могу доморощенных философов, которые утверждают, что время — лучший лекарь. время — хороший анестезиолог. годы притупляют боль, однако рана-то остается.

7509

ладно, ладно, давай не о смысле жизни, больше вообще ни о чем таком лучше вот о том, как в подвально

ладно, ладно, давай не о смысле жизни, больше вообще ни о чем таком

лучше вот о том, как в подвальном баре со стробоскопом под потолком пахнет липкой самбукой и табаком

в пятницу народу всегда битком

и красивые, пьяные и не мы выбегают курить, он в ботинках, она на цыпочках, босиком

у нее в руке босоножка со сломанным каблуком

он хохочет так, что едва не давится кадыком

черт с ним, с мироустройством, все это бессилие и гнилье

расскажи мне о том, как красивые и не мы приезжают на юг, снимают себе жилье,

как старухи передают ему миски с фруктами для нее

и какое таксисты бессовестное жулье

и как тетка снимает у них во дворе с веревки свое негнущееся белье,

деревянное от крахмала

как немного им нужно, счастье мое

как мало

расскажи мне о том, как постигший важное – одинок

как у загорелых улыбки белые, как чеснок,

и про то, как первая сигарета сбивает с ног,

если ее выкурить натощак

говори со мной о простых вещах

как пропитывают влюбленных густым мерцающим веществом

и как старики хотят продышать себе пятачок в одиночестве,

как в заиндевевшем стекле автобуса,

протереть его рукавом,

говоря о мертвом как о живом

как красивые и не мы в первый раз целуют друг друга в мочки, несмелы, робки

как они подпевают радио, стоя в пробке

как несут хоронить кота в обувной коробке

как холодную куклу, в тряпке

как на юге у них звонит, а они не снимают трубки,

чтобы не говорить, тяжело дыша, «мама, все в порядке»;

как они называют будущих сыновей всякими идиотскими именами

слишком чудесные и простые,

чтоб оказаться нами

расскажи мне, мой свет, как она забирается прямо в туфлях к нему в кровать

и читает «терезу батисту, уставшую воевать»

и закатывает глаза, чтоб не зареветь

и как люди любят себя по-всякому убивать,

чтобы не мертветь

расскажи мне о том, как он носит очки без диоптрий, чтобы казаться старше,

чтобы нравиться билетёрше,

вахтёрше,

папиной секретарше,

но когда садится обедать с друзьями и предается сплетням,

он снимает их, становясь почти семнадцатилетним

расскажи мне о том, как летние фейерверки над морем вспыхивают, потрескивая

почему та одна фотография, где вы вместе, всегда не резкая

как одна смс делается эпиграфом

долгих лет унижения; как от злости челюсти стискиваются так, словно ты алмазы в мелкую пыль дробишь ими

почему мы всегда чудовищно переигрываем,

когда нужно казаться всем остальным счастливыми,

разлюбившими

почему у всех, кто указывает нам место, пальцы вечно в слюне и сале

почему с нами говорят на любые темы,

кроме самых насущных тем

почему никакая боль все равно не оправдывается тем,

как мы точно о ней когда-нибудь написали

расскажи мне, как те, кому нечего сообщить, любят вечеринки, где много прессы

все эти актрисы

метрессы

праздные мудотрясы

жаловаться на стрессы,

решать вопросы,

наблюдать за тем, как твои кумиры обращаются в человеческую труху

расскажи мне как на духу

почему к красивым когда-то нам приросла презрительная гримаса

почему мы куски бессонного злого мяса

или лучше о тех, у мыса

вот они сидят у самого моря в обнимку,

ладони у них в песке,

и они решают, кому идти руки мыть и спускаться вниз

просить ножик у рыбаков, чтоб порезать дыню и ананас

даже пахнут они – гвоздика или анис –

совершенно не нами

значительно лучше нас

Я сижу у батареи, и любовь меня не греет, Я, наверное, старею, черт возьми… Размышляю бесконечно, сл

Я сижу у батареи, и любовь меня не греет,

Я, наверное, старею, черт возьми…

Размышляю бесконечно, слишком долго до конечной,

Философией запечной в наши дни

Удивить друг друга сложно, доза нежности - подкожно,

Милый, милый, осторожно, я прошу -

Тут - ростки моих сомнений, и остатки самомненья.

Что, нахохлившийся гений, демон-шут,

Крылья сделались короче? Ничего, бери построчно,

Пару рифмочек в рассрочку…Бог подаст?

Я похожа на Тамару разве только под кумаром,

Но садись, бери гитару, в этот раз

Может, что-нибудь случится… Год уходит, тройка мчится,

Эта ямка у ключицы…пью до дна!

Не прошу. Не жду. Не верю. Уходя – захлопни двери,

Снова – крестиком – потеря-плюс-одна…

Большая девочка с ванилью на губах Меняет скорость с каблуков на кеды, Сжимает страх до боли в кулак

Большая девочка с ванилью на губах

Меняет скорость с каблуков на кеды,

Сжимает страх до боли в кулаках,

Соизмеряя беды и победы.

Большая девочка умеет колдовать

И молчаливо-тихо западает в душу.

Ее когда-то научили выбирать,

Кого беречь, а кто уже не нужен.

Большая девочка кусает губы в кровь

И клеит счастье из обломков мыслей,

Не любит, не прощает, только вновь

То обретает, то теряет смысл жизни.

Большая девочка боится темноты,

Но вечерами греет руки чаем с мятой

И обладает редким видом красоты

И никогда ни в чем не виновата...